Serin Su. Информационно - аналитический вестник.

Главная | Мой профиль | Выход   Добро пожаловать Гость
Сайт о сайтах
Форма входа
Меню сайта
Категории раздела
Научные статьи об истории и культуре гагаузов [45]
Гагаузские сказки [0]
Рекламный блок
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Гагаузоведение
Федор Ангели. Гагаузская автономия. Люди и факты (1989-2005 гг.) Часть III
М.В. Маруневич. История гагаузского народа. Курс лекций. История предков гагаузов и других тюркских народов
М.В. Маруневич. История гагаузского народа. Курс лекций. Введение
Федор Ангели. Гагаузская автономия. Люди и факты (1989-2005 гг.) Часть II
Федор Ангели. Гагаузская автономия. Люди и факты (1989-2005 гг.) Часть I.
Новаков С.З. К истории развития шелководства в селениях болгар и гагаузов в южной бессарабии в конце IXI – начале XX в.
Банкова Е.С. Общее и особенное в детской одежде болгар и гагаузов Молдовы
Банкова Е. Погребальные обычаи у болгар и гагаузов Молдовы: общее и особенное
Булгар С. Гагаузские просветители, писатели, ученые XIX - начала XX века и роль русского языка в духовном развитии гагаузов
Л. Чимпоеш. Гагаузский язык – исторические и современные аспекты развития
Market

Главная » Статьи » Научные статьи об истории и культуре гагаузов

Стамова С. Ученики Захария Чакира
С фамилией Чакир в нашем городе связано очень многое. Благодаря семье Чакир Чадыр-Лунгу можно считать центром духовности, культуры и образования. Еще несколько лет назад эту фамилию знали не многие. Лишь несколько историков специалистов да местные краеведы-любители. Однако есть в Чадыр-Лунге семья, которая долгое время хранила память о семье Чакир, даже в то время когда сами Чакиры предпочитали не вспоминать о своих славных предках. По улице Воинов Интернационалистов 5 во дворе частного дома  находиться одно из святых мест для каждого гагауза  могила и крест-памятник Захарию Чакиру. Семья простых горожан долгое время ухаживала за этой могилой, чтя память славного сына гагаузского народа патриарха, духовного пастыря и просветителя. Однажды, удар молнии свалил огромный каменный  крест, и под ним обнаружилась книга  «Биографический очерк рода и фамилии Чакир», автор которой сегодня известен каждому школьнику -  Дмитрий Чакир. В 1903 году он установил крест-памятник на могиле своего деда с надписью: «Здесь покоится тело основателя Чадыр-Лунги священника Захария Чакира скончавшегося в 1830 году. Дедушке от внука Дмитрия Чакира».  « Нравственным долгом считаю для себя, не только по чувству родства к своим родоначальникам. Но и по справедливости, передать потомству  некоторые сведения  о роде и фамилии Чакир, общественная деятельность которых  внесла значительную лепту на пользу церкви, отечества и общества. Если каждое общество дорожит своими членами, почему на страницы летописи не заносить имена лиц, которых  жизнь и деятельность протекала в котором либо приходе, где сотни, а иногда и тысячи душ руководятся, как странники, к вечной жизни, своими духовными вождями». Такими  словами начинает  Дмитрий Чакир свое повествование. Особое место в книге Д.Чакир отводит своему деду Захарию. Из множества добрых дел начатых Захарием Чакиром и впоследствии продолженное  другими членами этой семьи, особо важным следует считать открытие школы. В 1819 году переселенцы обосновались в Чадыр-Лунге, и только в 1858 году была открыта государственная школа. На протяжении многих лет единственным местом, где дети прихожан могли научиться читать и писать, был дом Отца Захария и церковь. Сам  не получив систематического образования он был нравственно развитым  человеком со стоическою верой в бога и деятельной любовью к своим ближним. По духу того времени грамотность очень тяжело прививалась среди сельчан. И вот он, хотя и с трудом, но и с успехом сумел научить  грамоте и прихожан своих и своих детей и племянников. « О.Захарий, зная из опыта, что грамотность огромную пользу приносит каждому человеку в житейском  его быту  и, желая сколько-нибудь своих прихожан вывести  из мрака невежества к свету  и поставить на путь разумности , без всякого постороннего побуждения  с чьей-либо стороны открыл в своем доме школу грамотности».Читая «Биографический очерк…» далее мы находим сведения об учениках, о.Захария. Среди нескольких перечисленных автором имен меня заинтересовали два Георгий Тодорович и Афанасий Монастырлы. И этот интерес не случаен . Изучая  биографии людей достаточно многое можно узнать о времени, о событиях и о нашей истории. Итак, первое из имен Георгий Тодорович. Архивный документ очень важный источники изучения истории, порой, важнее, чем многотомные учебники. В нашем музее хранится  свидетельство о награждении и праве носить светло-бронзовую медаль на Андреевской ленте, в память о войне 1853 – 1856 гг., выданное колонисту колонии Чадыр-Лунга Георгию Тодоровичу, служившему в Крымскую войну погонщиком. С начала Крымской войны, согласно требованиям  военного времени население Бендерского и Аккерманского уездов использовались  для исполнения многочисленных повинностей. Только в течении 1855-1856 гг. почти беспрерывно из сел Буджака были мобилизованы до 3000 человек. В основном их направляли на строительство укреплений в крепостях Измаил, Бендеры, Килия, а так же для строительства дорог и конюшен. Но основным была подводная повинность, принявшая в то время необыкновенных размеров. На подводах запряженных лошадьми или волами на фронт возили продовольствие и боеприпасы, а обратно увозили раненных. Около 2 тысяч пар волов с погонщиками были мобилизованы на нужды войны. Вот таким погонщиком и был Георгий Тодорович. Ушел на войну Георгий в возрасте 45 лет. Дома оставались  жена Мария , сын, дочь и мать. А вот сведения об отце мы находим в другом архивном документе, имеющем для истории города огромное значение. Это свидетельство, подписанное Екатериной II и выданное на имя капитана Арнаутской команды, жителя колонии Чадыр-Лунга Неди Тодоровича, датированное 19 ноября 1789г. Это документ где впервые упоминается Чадыр-Лунга. Причем это самое раннее из известных упоминаний о городе. И есть еще один документ подтверждающий, что Георгий Тодорович законнорожденный сын Неди Тодоровича. Ну а вместе с Георгием в Крымской войне принимали участие и другие наши земляки: Георгий Тельпиз из Баурчей, Михаил Чеботарь, Илья Влах, Таний Балта из Казаклии, Николай Гаргалык, Дмитрий Гогож из Томая. И все они так же были награждены медалями. Интересно было бы знать, хранят ли потомки награды своих далеких прадедов.

Второе имя – Монастырлы Афанасий. О нем известно, что в 80-е годы XIX столетия он был старшиной Нижнебуджакского Комратского округа. Но больше всего он заинтересовал нас в связи с другим именем. Монастырлы Афанасий отец известного и неизвестного  Монастырлы Харлампия Афанасиевича. Мы еще очень мало знаем об этом человеке, о его деятельности о его окружении. Мы начали поиск информации об этом человеке и рассчитываем на помощь коллег из Крымских музеев, с которыми наладили связи.

Где и как получил образование Х. А Монастырлы нам неизвестно. Сведения о нем,  у нас с момента его преподавания в мужской гимназии в Симферополе. Установленная на здании гимназии мемориальная доска сообщает, что в разные годы здесь работали и учились выдающиеся деятели науки и культуры, такие как  Менделеев, Пирогов, Ушинский, Айвазовский, Н.Державин, Курчатов. Наш земляк долгое время работал в гимназии преподавателем математики. Абдурашид Медиев в «Крымских письмах» опубликованных в 1903 году в журнале «Каспий» пишет : «Помимо своего предмета – математики Монастырлы хорошо владеет татарским языком и известен как любитель и знаток крымских, татарских древностей». Далее Медиев пишет о том, что Монастырлы назначен на должность инспектора Симферопольской татарской учительской школы. Когда во главе учреждения становится новый руководитель, то и само учреждение принимает новый облик. Поэтому крымские татары с нетерпением ждали этих изменений.

Долгое время Симферопольская татарская учительская школа была, в буквальном смысле слова, закрытым учебным заведением. Воспитанники школы нигде и никогда не показывались, что порождало в обществе целые легенды о дикости и необузданности воспитанников и о невосприимчивости татар к культуре. С первых же дней своей деятельности он широко раскрыл двери школы; стены как бы раздвинулись и оттуда появились группы молодых людей, называвших себя воспитанниками школы, но, в сущности, совершенно противоречащими установившемуся о них убеждению общества. Литературные, драматические и музыкальные вечера, даваемые затем ежегодно воспитанниками, вскоре окончательно рассеяли эти нелепые предубеждения, и в суждении общества о воспитанниках школы место "дикаря, чуждого общественности" занял "вполне современный человек с жаждой знания и стремлением служить народному образованию". Не прошли бесследно и ежегодные экскурсии воспитанников в самые глухие районы Крыма. Тут воспитанники непосредственно общались с народом, беседовали о его нуждах, давали советы, ответы; после этого неосновательное предубеждение населения, конечно, рассыпалось само собой. При переезде экскурсантов из деревни в деревню их сопровождала целая толпа молодежи, случалось также, что какой-нибудь отец тут же подавал инспектору прошение о принятии сына в число воспитанников. Новый инспектор школы Монастырлы шел на встречу лучших людей Крыма, преображая Симферопольскую татарскую учительскую школу, которой суждено было  играть в образовании крымских татар первенствующую роль... В течение почти полувека (1887-1931) вопросы истории Крыма, его народов, а так же выявления, собирания, учета, охраны и использования  многочисленных и разнообразных памятников истории и культуры энергично разрабатывались старейшей и авторитетнейшей в Крыму краеведческой организацией ТУАК (Таврическая ученая архивная комиссия). Численность этой авторитетнейшей организации достигала 400 человек. Среди них цвет крымской многонациональной интеллигенции, видные общественные деятели Крыма, представители духовенства, а так же ученые, краеведы из других регионов России. Важнейшей формой деятельности ТУАК являлись частые всегда открытые и потому обычно многолюдные заседания, на которых заслушивались и обсуждались  научные доклады и сообщения. Многие доклады были опубликованы на страницах 57 томов «Известий» ТУАК. Среди них работы и нашего земляка: «Азизы у татар», «Мечети, монастыри, духовные лица и праздники у крымских татар», «Одежда крымских татар». В 1931 году организация была закрыта, а члены его арестованы. Многие из них расстреляны. Следы же других теряются в сталинских лагерях. Что же касается Харлампия Афанасьевича, то новые сведения о нем появляются в документах в 1932 году по уголовному делу о краже церковного имущества в Трехсвятительской церкви Симферополя. В краже золотой и серебряной церковной утвари обвинялись настоятель храма Марков Дмитрий и староста храма Монастырлы Харлампий Афанасьевич. Дело было сфабриковано, потому, как не имелось ни одного документа свидетельствовавшего об их вине. Скорее, наоборот, в деле фигурировали показания свидетеля,  в которых говорилось, что все ценные вещи в церкви были изъяты в 1921 году и переданы центральному управлению курортами Крыма. Однако упомянутое управление на запрос ответило, что подобными ценностями не владеет. К слову сказать, по подобным обвинениям были арестованы и сосланы в лагеря и другие служители всех церквей Крыма. Связано это было с именем отца Никодима архиепископа Костромского, Галичского и Таврического. В 1907 году отец Никодим  был назначен Епископом Кишиневской Епархии. Был дружен с Михаилом Чакиром, помогая ему в издании трудов на гагаузском языке. А в 1911 году его перевели в Крым. Здесь состоялось знакомство его с Монастырлы Х.А. В 1914 году, Харлампий Афанасьевич оставляет работу в татарской учительской школе, где стала главенствовать мусульманская и пантюркистская идеология, и по предложению отца Никодима становится старостой Трехсвятительской церкви. Здесь сведения о Харлампии Афанасьевиче прерываются. Мы не знаем, что случилось с ним дальше. Как и где прервался его земное путь.

Можно смело утверждать, что зерна просвещения, духовности, посеянные и взлелеянные Захарием Чакиром,  в его маленькой церковной школе давали крепкие, зрелые всходы добрых дел довольно далеко от Буджака. Его ученики смогли передать дух просвещения и своим детям. Думаю,  мы живущие сегодня в Чадыр-Лунге смело можем говорить, что также  являемся учениками  нашего духовного пастыря. По предложению нашего музея крест-памятник на могиле Захария Чакира в 2005 году городским советом признан памятником истории и культуры.


Категория: Научные статьи об истории и культуре гагаузов | Добавил: lord (05.05.2010)
Просмотров: 1864 | Теги: гагаузы, Чакир, Тодорович, история, традиции, Чадыр-Лунга, Монастырлы, культура | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск с Totul
Выбор языка
Поиск по сайту


Serin Su video
Новости Гагаузии
Научные публикации
Реклама
Освой Интернет
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный конструктор сайтов - uCoz