Serin Su. Информационно - аналитический вестник.

Главная | Мой профиль | Выход   Добро пожаловать Гость
Сайт о сайтах
Форма входа
Меню сайта
Категории раздела
Научные статьи об истории и культуре гагаузов [45]
Гагаузские сказки [0]
Рекламный блок
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Гагаузоведение
Федор Ангели. Гагаузская автономия. Люди и факты (1989-2005 гг.) Часть III
М.В. Маруневич. История гагаузского народа. Курс лекций. История предков гагаузов и других тюркских народов
М.В. Маруневич. История гагаузского народа. Курс лекций. Введение
Федор Ангели. Гагаузская автономия. Люди и факты (1989-2005 гг.) Часть II
Федор Ангели. Гагаузская автономия. Люди и факты (1989-2005 гг.) Часть I.
Новаков С.З. К истории развития шелководства в селениях болгар и гагаузов в южной бессарабии в конце IXI – начале XX в.
Банкова Е.С. Общее и особенное в детской одежде болгар и гагаузов Молдовы
Банкова Е. Погребальные обычаи у болгар и гагаузов Молдовы: общее и особенное
Булгар С. Гагаузские просветители, писатели, ученые XIX - начала XX века и роль русского языка в духовном развитии гагаузов
Л. Чимпоеш. Гагаузский язык – исторические и современные аспекты развития
Market

Главная » Статьи » Научные статьи об истории и культуре гагаузов

Л. А. Покровская. Жанровая классификация гагаузских народных песен
Первым собирателем и исследователем гагаузского фольклора, в том числе и народных песен, был, как известно, российский этнограф В. А. Мошков. В его книге «Наречия бессарабских гагаузов», изданной академиком В. В. Радловым в Санкт-Петербурге в 1904 г. (Образцы, 1904), помещены, в числе других произведений устного народно-поэтического творчества, 50 песен  türkü и 111 песен-четверостиший  maani. Кроме записи текстов гагаузских песен В. А. Мошков сделал также нотные записи целого ряда türkü и maani, а также – мелодий гагаузских танцев. Он был не только выдающимся ученым своего времени, но и прекрасным музыкантом (по имеющимся у меня сведениям, В. А. Мошков играл на флейте). О его превосходном музыкальном слухе свидетельствуют также очень точные фонетические транскрипционные записи гагаузских фольклорных текстов.

После поездок В. А. Мошкова в гагаузские села Буджака в конце XIX в. в собирании гагаузского фольклора наступил большой перерыв (более 50-ти лет). Только в 1948-1950 гг., когда территория Буджака находилась уже в пределах СССР, на языковую практику в гагаузские села приезжали студенты отделений тюркской филологии Московского и Ленинградского университетов. Это были ученики ведущего российского тюрколога того времени профессора Н. К. Дмитриева (у него училась и я). В 1948 г. летом я одна приехала из Ленинграда для практического изучения гагаузского языка и сбора гагаузских народных песен (с которыми я была знакома лишь по записям В. А. Мошкова). Несмотря на голодное время, мне удалось записать довольно много песен (в основном, в с. Чешмекёй, где я во время практики работала воспитательницей в детском доме). Я написала и защитила с отличием дипломную работу «Гагаузские народные песни» (1949).

Став аспиранткой, я продолжала записывать народные песни в гагаузских селах (причем делала и нотные записи), провела их исследование и защитила на восточном факультете Ленинградского университета кандидатскую диссертацию (Покровская, 1953). Позднее (с 1956 по 1961 гг.), когда я собирала языковой материал для написания научной грамматики гагаузского языка и диалектологических работ, я продолжала записывать в гагаузских селах и народные песни. Мои записи (на магнитную пленку) хранятся в Петербурге (в фонограмм-архиве Института русской литературы – Пушкинском доме РАН) и в Москве (в фонетической лаборатории Института русского языка РАН). В 1950-е и 1960-е годы народные песни начали записывать и сами гагаузы – местные учителя, поэты, филологи-сотрудники Академии наук МССР. После введения разработанной мной письменности гагаузского языка в МССР (1957-1958) появились и первые публикации, содержащие тексты народных песен.

Это фольклорно-литературный сборник («Буджактан сеслäр»), где помещены 55 текстов песен  türkü (в том числе 15 песен, записанных мной) и 20 четверостиший  maani. работавший в то время учителем в своем селе Кыпчак Н. И. Бабоглу, записал фольклорные произведения различных жанров (сказки, песни, пословицы, поговорки, загадки, анекдоты), составившие сборник («Гагауз фольклору»). В нем содержится около ста народных песен.

В 1966 г. мной был сделан доклад о гагаузских народных песен на I Международном конгрессе балканских исследований в г. София (Болгария). Доклад был затем опубликован в материалах данного конгресса (Покровская, 1971).


В 1989 г. в серии «Из коллекции фольклориста» был издан сборник гагаузских народных песен (с нотами и пластинкой), подготовленный мной совместно с музыковедом-фольклористом М. Б. Чернышевой (Покровская, Чернышева, 1989).

Сами гагаузы различают только два вида народных песен: türkü (длинные песни) и maani – лирические четверостишия. Maani (или maanelär) представляют собой особый песенный жанр, существующий под разными названиями у всех тюрко-язычных народов 2.

Песни-türkü, исходя из моего исследования, относятся к различным жанрам. Жанр народной песни определяется на основе изучения ее поэтики (системы художественных средств в ее связи с содержанием песни) и бытового применения (учитывается, в каких случаях и как исполняется та или иная песня) (Пропп, 1976, 38).

Среди песен-türkü мной выделены следующие жанры:
1. Обрядовые песни, являющиеся, как известно, одним из самых древних фольклорных жанров. Обрядовые песни подразделяются на две группы:
1) календарно-обрядовые (связанные с народными земледельческими праздниками);
2) семейно-обрядовые (свадебные и похоронные).

Календарно-обрядовых песен у гагаузов очень мало. В. А. Мошков впервые записал так называемую «лазарскую» песню вместе с соответствующим обрядом. В день святого Лазаря (в субботу перед вербным воскресеньем) группа девочек 7-8 лет ходила из дома в дом с песней, в которой выражалось пожелание хозяевам большого урожая и изобилия. Хозяева давали девочкам в награду обычно сырые яйца (как символ рождения новой жизни – цыпленка из яйца). Все другие календарно-обрядовые песни, по свидетельству В. А. Мошкова, исполнялись гагаузами только по-болгарски, причем, не зная болгарского языка, гагаузы сильно искажали тексты песен. К ним относятся рождественские колядки и «пипирýда». Однако в фольклорном сборнике

Н. И. Бабоглу имеются эти обрядовые песни на гагаузском языке: «Трáка тÿркÿсÿ, хэй, хэй!» (новогодняя), а также «лазарские» песни и «пипирýда» (болг. «бабочка»). В песнях «пипирýда» выражается пожелание крестьян о дожде: «Йаамуржуклар йаасын, Боллужаклар олсун!» 3 («Пусть дождики прольются, Пусть урожаи будут!») (Гагауз, 1969, 98-100).

В. А. Мошков сообщает о том, что песня «пипирýда» исполнялась 1 мая во время обряда похорон куклы по имени Германчу, и этот обряд также был посвящен вызыванию дождя (Мошков, 1902, № 3, 45-46).

Причину того, что у гагаузов очень мало своих календарно-обрядовых песен, связанных с земледелием, В. А. Мошков видел в том, что предки гагаузов были когда-то кочевым скотоводческим народом и перешли к земледелию только на Балканах, под влиянием своих соседей-болгар (Мошков, 1902, № 3, 46 и 51).

В гагаузском обрядовом фольклоре сохранились семейно-обрядовые песни. Существуют песни о сватовстве («дÿнÿрлÿк тÿркÿлери»), которое предшествовало свадьбе (Буджактан, 1959, 45; Покровская, Чернышева, 1989, 58). Многие свадебные обряды ранее сопровождались специальными песнями. В частности, во время приготовления теста исполнялась песня «хaмур тÿркÿсÿ»; во время причесывания невесты пелась песня «гелин тÿркÿсÿ»; во время одевания ее в свадебный наряд – «гелини теллäркäн». Во время бритья жениха («траш eдäркäн») также полагалось петь специальную песню. Во время застолья женщины или мужчины с хорошими голосами пели соло, обычно протяжные, печальные песни различного содержания («софра тÿркÿлeри»). При расставании с родным домом, с родителями, невеста обязательно причитывала-пела грустную песню, в которой родной дом поэтически сравнивался с ароматом зеленого фéслена (базилика), а дом родителей мужа – с запахом горькой полыни.

Мать невесты, отправляя свою дочь в дом родителей зятя, тоже должна была горестно причитать. Причитания матери невесты также сохранились в песенном фольклоре (Гагауз, 1969, 86). В то же время молодежь на свадьбах пела веселые песни, с четким плясовым ритмом (Гагауз, 1969, 86-87).
Обрядовые похоронные причитания не имеют устойчивых, постоянных текстов. Во время похорон женщины – родственницы покойного, а также специальные плакальщицы причитают. Эти причитания, как отметил еще В. А. Мошков, составляются каждый раз экспромтом, но исполняются речитативом на один и тот же короткий напев, который соответствует одной законченной фразе. В похоронных причитаниях выражается скорбь о том, что покойный ушел от родных, отправился в дальний путь; призывают покойного встать, вернуться к жизни и т. п. (Образцы, 1904, 314). Этот обряд сохраняется и в настоящее время.

Кроме того, существовал специальный жанр песен, названных мной поминальными. Они представляют собой лиро-эпические плачи, сложенные по поводу безвременной смерти от болезни, в результате несчастного случая или убийства. По свидетельству В. А. Мошкова, такие поминальные песни создавались местными сочинителями за специальную плату. Подобные песни «заказывали» и оплачивали родственники погибшего (или погибшей). В них подробно описывались и все обстоятельства гибели покойного, и приводились причитания его родных (Мошков, 1900,№ 1, 80). Наряду с поминальными песнями такого рода имеются и чисто лирические песни – плачи по поводу безвременной смерти. Так, мной была записана песня, сложенная по поводу смерти молодой девушки. Она поется от имени самой девушки, и в ней описывается похоронный обряд с элементами свадебного обряда: «Кызыйдым, назлыйдым, гелин еттилäр» («Была я дочерью, была любимицей, невестой сделали»). Мелодия песни представляет собой образец традиционного причитания (Покровская, Чернышева, 1989, 66-67). Гагаузский обряд, известный у многих народов как «смерть-свадьба», описан этнографом С. С. Курогло (Курогло, 1980, 99). Распространенной является песня о «вещем» сне, предрекавшем смерть девушки.

К жанру лирических причитаний относятся и песни-завещания солдат, погибших в боях.

В частности, во многих вариантах записана песня «Варшава» – завещание солдата, умирающего от ран в бою (российских войск) под Варшавой во время Первой мировой войны (Буджактан, 1959, 98). Еще один вид песен-причитаний составляют сиротские песни («ÿÿсÿз тÿркÿлeри») (Буджактан, 1959, 59, 61).

2. Среди гагаузских türkü имеются песни эпического характера (повествовательные). К очень древним эпическим песням относятся песни со сказочными элементами. По своему эмоциональному содержанию такие песни подразделяются на две группы:
1) героические песни;
2) трагические песни.

В героических песнях их герой – «пеливан» (обычно его имя – Стоян) борется со своими врагами и побеждает их. В наиболее древней песне Стоян борется с медведем «врукопашную» три дня и три ночи и побеждает его. Медведь говорит «человеческим языком». Впервые вариант этой песни записал В. А. Мошков (Образцы, 1904, 309), затем Н. И. Бабоглу (Гагауз, 1969, 41), М. А. Дурбайло (Баллада, 1991, 42-47). В более поздних вариантах поется о том, что медведица утащила у Стояна почти всех его овец. По совету матери Стоян выкопал глубокую яму, куда и провалилась медведица. Она просит Стояна освободить ее, пожалеть девятерых ее медвежат, но Стоян не вытащил ее из ямы (варианты см.: Буджактан, 1959, 34; Баллада, 1991, 49).

Сохранились героические песни, относящиеся к эпохе Османской империи на Балканах. Врагом героя песни, Стояна, здесь является пашá (высший гражданский и военный титул в Османской Турции), который, узнав, что Стоян хвалился своим быстрым конем и красавицей Лянкой, приказал ему три раза объехать «белый свет» и вернуться до «икинди» (времени третьей ежедневной мусульманской молитвы), иначе Стоян лишится головы. Стоян выполнил это требование паши благодаря своему волшебному помощнику – сказочному говорящему коню (варианты см.: Буджактан, 1959, 36; Баллада, 1991, 99). Фольклорный мотив восхваления героем своего коня является очень древним. Этот мотив зафиксирован, в частности, в мифологической песне южных славян, где юнак, похвалявшийся своим быстрым конем, состязается с самим солнцем (выступающим в мужском образе) и побеждает его (Песни, 1976, 29). Героиня другой героической песни – Маринка, к которой девять лет сватался турецкий паша (или сам падишах), – одна победила всё войско паши, обратив его в бегство (Баллада, 1991, 107). Здесь налицо прием гиперболизации богатырской силы героини, свойственный героическим песням различных народов.

В эпических песнях трагического характера также выступают сказочные (и даже мифологические) персонажи и мотивы. Так, во многих вариантах записана песня о том, как 18-летний парень на «том свете» терпит мучения от мифологического чудовища – желтой змеи («сары йылан») – за то, что его мать прокляла свое молоко, которым кормила его в первый год жизни. В одном из вариантов этой песни упоминается о том, что отец младенца отказался от него. Поэтому прокляла его и мать. Мотив проклятия матерью своего молока, которым она кормила сына, известен в болгарских юнацких песнях (Песни, 1976, 346).

Широко известна была также песня о том, как «бешеный волк» («кудуз жанавар» или «кудуз йабаны») средь бела дня вошел в село и утащил грудного ребенка у грешной «хаджийки» (то есть женщины, совершившей паломничество в Иерусалим). Грудной ребенок («пятидневный») вдруг заговорил и сказал матери, что «бешеный волк» послан богом в наказание за то, что она в голодный год продавала беднякам муку, смешанную с песком и вино, разбавленное водой. В этой песне использован библейский мотив о грешной матери святого Петра, который не пустил ее в рай именно за такую нечестную торговлю: «Лáфкада сäн ун сатáрдын, уна да кум катáрдын. Кырчмада шарап сатáрдын, шараба да су катáрдын» («В лавке ты муку продавала, а муку с песком мешала. В корчме вино продавала, а вино с водой мешала») (варианты см.: Баллада, 1991, 39-42).

3. Особый жанр гагаузских песен составляют духовные стихи, то есть народные песни на библейские сюжеты. В. А. Мошков записал тексты и мелодии двух духовных стихов: «О жертвоприношении Авраама» и «Об Алексее – божьем человеке» (Образцы, 1904, ноты, 1-2). Эти и другие духовные стихи стали известны гагаузам из «караманлийских» книг, печатавшихся в конце XIX в. в Стамбуле американскими миссионерскими обществами на «простонародном» турецком языке (койнэ) буквами греческого алфавита. По свидетельству В. А. Мошкова, отдельные представители «караманлы» (части туркоязычных греков) привозили свои книги с духовными стихами и молитвами в Бессарабию на продажу гагаузам (Мошков, 1901, № 2, 42-43).

По историческим источникам, «караманлы» – это турки-христиане – выходцы из княжества (эмирата) Караман, существовавшего в тюркском государстве сельджукидов в Анатолии в XIV-XV вв.

Во многих вариантах бытовала песня о том, как отец хотел повенчаться со своей дочерью Рахилью, похожей на умершую мать. Песня начинается словами: «Райкеле, кызым, Райкеле, йа гел сäн, икимиз стеоноз олалым!» («Рахиль, дочь моя, Рахиль, иди сюда, повенчаемся!») Дочь говорит отцу, что это будет большой грех, но отец неумолим. На пороге церкви грешный отец «по воле бога» превращается в камень, а дочь обернулась птицей и улетела. По варианту, записанному В. А. Мошковым («Кровосмешение»), дочь превратилась в ангела (Образцы, 1904, 307). Записаны мной (но не изданы) также духовные стихи о богачах и бедняках в раю, о богородице, потерявшей своего сына, о значении обряда крещения и другие.

4. В гагаузском песенном фольклоре большое место занимают народные баллады. Народная баллада – это сюжетная лиро-эпическая песня с трагическим содержанием. Баллада является одним из характерных жанров европейского фольклора. Баллады были широко распространены у балканских народов, в том числе у болгар, у румын и молдаван. Целый ряд гагаузских баллад был записан В. А. Мошковым, затем мной и другими собирателями фольклора (особенно М. А. Дурбайло). Гагаузские баллады по своей тематике составляют три основные группы:

1) семейные баллады – о трагических событиях в семейной жизни. Например, баллада о самоубийстве Петраны, не выдержавшей жестокого обращения со стороны мужа (по наговору свекрови) (Покровская, Чернышева, 1989). Со времен В. А. Мошкова известен гагаузский вариант общебалканской баллады: «сестра-отравительница» (девушка-болгарка отравила старшего брата за то, что он не выдал ее замуж за турка или за туркмена (в другом варианте)) (Покровская, Чернышева, 1989, 16).
2) Баллады о хайдутах (разбойниках). Эти баллады имеют историческую подоплеку, так как известно, что в балканских странах, особенно в XVIII в., свирепствовали разбойничьи шайки, наводившие ужас на мирных жителей. Особенно распространенной была баллада о грешном сыне-разбойнике (в одних вариантах его имя – Стоян, в других – Богдан). Разбойник со своей шайкой встретил болгарскую свадьбу (свадебное шествие). Из-за того, что их не угостили вином, они убили всех участников свадьбы, кроме жениха и невесты (которая впоследствии оказалась сестрой главаря, следовательно, разбойник был болгарином). Жениха и невесту он привязал (по отдельности) к виноградным кустам (по другим вариантам – к яблоням). Через три года или через девять лет разбойник вновь попал в эти места, попробовал винограда с этих кустов и отравился им. Мать разбойника прокляла его за то, что он погубил своих родных (варианты см.: Баллада, 1991, 111-116; Покровская, Чернышева, 1989, 24). В другой распространенной балладе девушка Тудорка отомстила разбойникам за их грабежи и убийства: заманила их в дом своего бывшего дяди, заперла на замок и подожгла дом (варианты см.: Баллада, 1991, 118-122). Имеются и другие широко известные баллады о разбойниках.
3) Баллады о страданиях балканских народов под игом Османской империи и их протестах. Широко известна, например, баллада о девушке Лянке, насильно увезенной османскими турками в неволю. Баллада кончается тем, что красавица Лянка (по другим вариантам – Тудорка) бросилась с лодки в Дунай со словами: «Ани олажам тÿрклерин слýгасы, Таа ийи олайым балыкларын софрасы!» («Чем стать мне слугою турок, Лучше стану я пищей рыбок!») (Покровская, Чернышева, 1989, 13; Баллада, 1991, 95).
Баллады этой группы были близки гагаузам едва ли не больше, чем другим балканским народам.

Из исторических источников известно, что османские турки преследовали гагаузов, как тюркоязычных православных христиан, настолько жестоко, что почти все гагаузы бежали из Османской империи в Буджак в конце XVIII – начале XIX вв.


5. Жанр исторических песен представлен в гагаузском фольклоре, прежде всего, небольшим количеством солдатских песен. Сохранилась песня о поражении Османа-паши в сражении с русскими войсками за г. Плевну (в русско-турецкой войне 1877–1878 гг.) (варианты см.: Гагауз, 1969, 19; Покровская, Чернышева, 1989, 42). Песни о русско-японской войне 1904-1905 гг., германско-русской войне 1914-1918 гг. представлены в сборнике М. А. Дурбайло, где они ошибочно названы балладами (см.: Баллада, 1991, 126-139).

Из «невоенных» исторических песен XIX в. известна, в частности, песня о Буткове (М. Г. Бутков – статский советник, управлявший Бессарабскими колониями с 1832 по 1844 гг.). Песня была сложена по поводу тяжелых дорожных работ, которые по приказу Буткова выполняли крестьяне-гагаузы (варианты см.: Гагауз, 1969, 30; Покровская, Чернышева, 1989, 40).
6. Значительное место в устном народно-поэтическом творчестве гагаузов занимают лирические песни на любовную тематику. В них воспевается красота девушки (например, «Менéвша»; «Хай, тепелäр, тепелäр» и др.), поется о страданиях влюбленных в разлуке («Шу баа чотуун алтында» или «Саша»), об измене жениха («Кыз топлармыш хербир чичектäн»), о верной любви («Варын да сÿлейин бубама»; «Тудорка баарыр малÿсуна») и др. (см.: Покровская, Чернышева, 1989, 51-53).

Наряду с протяжными грустными любовными песнями поются и веселые. Например, очень популярна и в настоящее время задорная песенка 30 – 40-х годов ХХ в. о любви девушки к пастуху: «Оглан, оглан, калк, гиделим!» («Парень, парень, встань-ка, пойдем!») (Буджактан, 1959, 70).
7. Шуточные песни. Целый ряд шуточных песен представлен в фольклорном сборнике Н. И. Бабоглу: «Чекирге», «Оланнар», «Кожа кары» и др. (см.: Гагауз, 1969, 33-40).

Гагаузские народные песни всех названных жанров, благодаря тому, что они записаны и частично изданы, сохраняются как музыкально-поэтическое наследие гагаузского народа. Произведения традиционного песенного творчества гагаузов нуждаются в дальнейшем собирании и научном исследовании.

Примечания

1 Доклад на научно-теоретической конференции
«Этнокультурное наследие гагаузского народа и современность» в Комратском государственном университете (2 марта 1996 г.).
2 Кандидатская диссертация на тему «Гагаузские маани» была подготовлена в Софийском университете им. Кл. Охридского аспиранткой Отдела гагаузоведения АН Молдовы Л. А. Баурчулу.
3 Тексты песен приводятся в кириллической графике гагаузского алфавита 1958 г.

Литература

Баллада тÿркÿлери: Сöлпет топлуму. Хазырл. М. А. Дурбайло. Кишинев, 1991.

Буджактан сеслäр: Литература йазылары. Хазырл. Д. Танасоглу. Кишинев, 1959.

Гагауз фольклору. Собир. и сост. Н. И. Бабоглу. Кишинев, 1969.
Курогло С. С. Семейная обрядность гагаузов в XIX – начале ХХ в. Кишинев, 1980.

Мошков В. А. Гагаузы Бендерского уезда (Этнографические очерки и материалы) // Этнографическое обозрение. М., 1900. Т. 44. № 1. С. 1-89; 1901. Т. 48. № 1. С. 98-161; 1901. Т. 49. № 2. С. 1-49; 1901. Т. 51. № 4. С. 1-80; 1902. Т. 54. № 3. С. 1-66; 1902. Т. 55. №. 4. С. 1-91.

Образцы народной литературы тюркских племен, изд. В. Радловым. Часть Х. Наречия бессарабских гагаузов/ Тексты собраны и переведены В. Мошковым (с двумя прибавлениями). СПб., 1904.

Песни южных славян. Перевод с болгарского, сербского, хорватского и словенского. М., 1976.

Покровская Л. А. Народные песни гагаузов Молдавии и Украины // Actes du Premier congrès international des études balkaniques et sud-est européennes. Sofia, 1971. Vol. VII. Littérature, ethnographie, folklore. Р. 731-744.

Покровская Л. А. Песенное творчество гагаузов. Автореф. дисс. … канд. филол. наук. Л., 1953.

Покровская Л. А., Чернышева М. Б. Народные песни гагаузов, М., 1989.

Пропп В. Я. Фольклор и действительность. Избранные статьи. М., 1976.
Категория: Научные статьи об истории и культуре гагаузов | Добавил: lord (16.06.2010)
Просмотров: 4047 | Комментарии: 1 | Теги: гагаузы, мелодии, жанры, форма и характер исполнения, классификация, тематика и поэтика текстов, песни-türkü, песни-maani | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Все что не делается, все к лучшему

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск с Totul
Выбор языка
Поиск по сайту


Serin Su video
Новости Гагаузии
Научные публикации
Реклама
Освой Интернет
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный конструктор сайтов - uCoz