Serin Su. Информационно - аналитический вестник.

Главная | Мой профиль | Выход   Добро пожаловать Гость
Сайт о сайтах
Форма входа
Меню сайта
Категории раздела
Научные статьи об истории и культуре гагаузов [45]
Гагаузские сказки [0]
Рекламный блок
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Гагаузоведение
Федор Ангели. Гагаузская автономия. Люди и факты (1989-2005 гг.) Часть III
М.В. Маруневич. История гагаузского народа. Курс лекций. История предков гагаузов и других тюркских народов
М.В. Маруневич. История гагаузского народа. Курс лекций. Введение
Федор Ангели. Гагаузская автономия. Люди и факты (1989-2005 гг.) Часть II
Федор Ангели. Гагаузская автономия. Люди и факты (1989-2005 гг.) Часть I.
Новаков С.З. К истории развития шелководства в селениях болгар и гагаузов в южной бессарабии в конце IXI – начале XX в.
Банкова Е.С. Общее и особенное в детской одежде болгар и гагаузов Молдовы
Банкова Е. Погребальные обычаи у болгар и гагаузов Молдовы: общее и особенное
Булгар С. Гагаузские просветители, писатели, ученые XIX - начала XX века и роль русского языка в духовном развитии гагаузов
Л. Чимпоеш. Гагаузский язык – исторические и современные аспекты развития
Market

Главная » Статьи » Научные статьи об истории и культуре гагаузов

Квилинкова Е.Н. О регламентации положения женщины в обычном праве гагаузов
В настоящее время вопрос о взаимоотношении полов, гендерные исследования, являются чрезвычайно актуальными. Изменению положения женщины в немалой степени способствует деятельность современных феминистских организаций. Успехи, достигнутые в области правового положения женщины, наиболее ярко проявляются при сравнительном исследовании роли и статуса женщины в XIX – первой половине XX вв. и в современный период.

Целью данной статьи является изучение вопроса о правовом положении гагаузской женщины в семье и в социальной жизни села в XIX – первой половине XX вв.

Все изменения, происходящие в социально-экономической жизни народа, непосредственно влияют на различные стороны его жизни, в том числе на семейно-брачные отношения. В то же время можно говорить о том, что семейно-брачные отношения являются довольно консервативными, поскольку в меньшей степени, чем, например, материальная культура,  подвержены этнокультурному влиянию и хозяйственно-административным изменениям.

Несмотря на имевшееся законодательство, регулировавшее все правовые вопросы в Бессарабии, в том числе вопросы положения женщины в семье и обществе, зачастую оно регулировалось нормами обычного права.

Имеется обширная библиография, посвященная исследованию вопроса  положения женщин у разных народов. Впервые вопрос о взаимоотношении полов и положении гагаузской женщины был рассмотрен известным русским этнографом В. Мошковым в работе «Гагаузы Бендерского уезда». Имеется специальная брошюра «Прошлое и настоящее гагаузской женщины», написанная С. Курогло и М. Филимоновой (1976). Многие обычаи и обряды, связанные с почитанием старших, родственников, совершавшиеся новобрачными, трактуются авторами в соответствии с идеологическим подходом характерным для советского периода. Поэтому многие из сделанных авторами выводов нуждаются в пересмотре. Некоторые вопросы, связанные с правовым положением гагаузской женщины, отражены также в книге С. Курогло «Семейная обрядность гагаузов в XIX – начале XX вв.» (1980), а также в книге А. Шабашова «Гагаузы: система терминов родства и происхождение народа» (2002).     

Согласно нормам обычного права гагаузов, а также официальным сводам законов, действовавшим в Бессарабии, положение женщины и мужчины в семье и в обществе в XIX – первой половине XX в. было принципиально различным. Традиционно взаимоотношения мужа и жены основывались на господстве патриархальных устоев. Главой семьи считался дед с отцовской стороны, а если его не было, то отец. В случае смерти отца главой становится старший женатый сын, власть которого в определенной степени ограничивалась ролью матери. Жена становилась главой семьи лишь в том случае, если ее сыновья были несовершеннолетними.

Женщина, выходя замуж, входила в родственную группу мужа, утрачивая свое «членство» в группе отца (патрилинейный счет родства). Уличные прозвища (sokak laabı, sokakçä) были призваны также фиксировать родство по мужской линии (Tudor Toden Maşinin Mitisinin Mişası, Duţa Mitinin Petrinin Nadisinin Petisi). По сведениям информаторов, в болгарских селах женщину зачастую называли по имени мужа (например, Митица). (1) Данный обычай иногда встречается и у гагаузов (Гайд., Дезг.).     

В вопросах семейного потребления и организации быта строго соблюдали половозрастное разделение труда (женские и мужские виды работ), которое сохранилось и в настоящее время. Даже если женщина вносила существенный вклад в общественное производство, безраздельно господствовало представление, что она лишь помогает основному работнику – мужчине. Неравенство женщины и мужчины и подчиненное положение женщины, освящалось временем, народной традицией, которая была непререкаема. В этой связи у гагаузов Болгарии сохранилось предание: когда Адам и Ева поженились Бог, низвергая их на землю повелел «dua etmiş», чтобы женщина работала целый день и ее работа никогда не заканчивалась и была не видима для постороннего глаза, а муж, чтобы работал 1 час и его работа была «видимой» и важной. (Karı bütün gün işlesin, işi bitmesin, bişe görünmesin, Adam da 1 saat işlesin, evi doldursun, medanda olsun da hepsi görünsün.) (2) Таким образом, обоснование неравенства полов основывалось на предании связанным с грехом Евы, первой нарушившей запрет Бога.

Неравенство в статусе полов проявлялось также при рождении ребенка. Рождению мальчика радовались больше, чем рождению девочки, так как сын являлся продолжателем рода и основным работником в поле.

Статус женщины и мужчины в гагаузском селе был определен в правилах поведения, в нормах этикета, которые закрепляли и освящали подчиненное положение женщины на бытовом уровне. В нормах этикета в определенной степени проявляются элементы, характерные для восточной культуры. Согласно обычному праву женщина должна была уступать дорогу мужчинам и мальчикам старше 7 лет, идти позади мужчины, не разговаривать с посторонними мужчинами без разрешения мужа и т.д. При посещении гостей обязанностью женщины было нести поклажу с продуктами. Даже если мужчина шел налегке, женщина должна была нести на руках маленького ребенка, так как мужчина с ребенком на руках подвергался осуждению даже со стороны пожилых женщин. В настоящее время пожилые информаторы женского пола высказывают свои критические замечания по отношению к такому положению женщины в прошлом. Это свидетельствует о значительном сдвиге в положении и в сознании гагаузских женщин.

В течение всей своей жизни жена должна была мыть мужу и свекру голову и ноги, что являлось признанием их главенства и знаком уважения по отношению к ним. Данная традиция сохранялась во многих гагаузских селах до середины ХХ века. Если в доме вдруг оказывался путник, которого хозяева гостеприимно принимали на ночлег, то в знак уважения к нему невестка должна была вымыть ему голову, если он об этом просил. Эта норма запечатлена в фольклоре. (3)

Выйдя замуж, женщина навсегда попадала под деспотическую власть мужа. Она должна быть покорной, робкой, во всем повиноваться мужу. Муж мог ее ругать, бить, а она должна была покорно все переносить. Как видно из фольклора, который является реальным отражением действительности того времени,  тиранство мужа не имело границ: он мог впрячь жену в плуг вместо волов и пахать на ней. (4)        

Как отмечал известный русский этнограф В. Мошков, исследовавший семейные и общественные отношения в гагаузском селе в конце XIX – начале XX в., «битье мужем своей  жены считается настолько обыкновенным, что практикуется не только с целью ее наказать или исправить, а даже без всякой вины с ее стороны, просто, как говорится, для порядка». (5)

Основной причиной систематического избиения своих жен была ревность, которая сильно развита у гагаузских мужчин. Архивные сведения за  1856 г. (оговоримся, что они относятся к болгарским колонистам вообще, так как гагаузов тогда еще не отделяли от болгар) также подтверждают тяжелое положение женщин. Бывали случаи, когда избиения мужем жены из ревности и в пьяном виде приводили к смертельному исходу. Наказание виновных нередко было довольно мягким. Как видно их решения Областного уголовного суда побои мужем (Тоти Димовым Иовчевым) своей жены явились причиной ее смерти. Взамен тюремного заключения виновник был наказан 70 ударами розги, лишен «особенных прав и преимуществ», передан местному обществу на поруки, а также должен был подвергнуться церковному покаянию. (6)

Несмотря на столь жесткое обращение с женщинами, разводы у гагаузов были чрезвычайно редким явлением. Согласно нормам обычного права это осуждалось всем обществом и при этом общественное мнение становилось на сторону мужчины. Если раздоры в семье происходили часто, то жена могла уйти от мужа в дом своих родителей. Но часто они не принимали ее назад, оставляя дочь во власти мужа.

Привилегированное положение мужчины в семье было основано главным образом на том, что он являлся владельцем земли, так как земля и другое недвижимое имущество передавалось по наследству по мужской линии.  При наличии сыновей – дочерей, как правило, землей не наделяли. (7) Обладание землею, зачастую, также не меняло положения женщины в семье, так как она не могла самостоятельно распоряжаться не только семейной собственностью, но и своей.

Как мы уже отмечали выше, после смерти мужа жена оставалась главой семьи и управляла всем имуществом в том случае, если дети были несовершеннолетними. Но в случае наличия взрослого женатого сына власть матери сильно ограничивалась. При разделе имущества  жена умершего главы семьи получала также 1/3 часть наследства (14), т.е. имела определенные гарантии своего материального обеспечения. Если же она вторично выходила замуж, то землю и имущество оставляла своим сыновьям.

Положение женщины после смерти мужа напрямую зависело от того, были ли у них совместно нажитые дети. Если муж умер бездетным, то по истечении определенного времени предусмотренного трауром (40 дней, пол года), женщина должна была вернуться к своим родителям. Принесенное ею в дом мужа приданое она могла забрать с собой, а все подаренное им на свадьбе свекром и свекровью мужа оставалось в доме родителей мужа.  Если женщина селилась в доме мужа, построенном его родителями, то она не могла претендовать на него, так как не участвовала в его строительстве. В этом случае законными наследниками являлись братья, а если таковых не было, то сестры мужа.

Если же женщина прожила со своим мужем определенное количество лет в доме его родителей в течение которых общими усилиями всех домочадцев для них строили дом, то после смерти мужа она являлась наследницей дома, несмотря на отсутствие совместно нажитых детей. В этом случае принималось во внимание, что жена, будучи работником в доме мужа, внесла свой вклад в строительство дома. 

Немолодая и многодетная вдова, не имевшая шансов выйти замуж, обычно оставалась жить в доме родителей мужа. Интересно, что время соблюдения траура по умершему мужу или жене, в течение которого было запрещено вступать в брак, было различным. Для мужчины считалось достаточным пол года (иногда вдовцы женились даже через месяц), а для женщины 1-3 года. (10) Выйти замуж ранее 1 года после смерти мужа считалось предосудительным. Указанные сроки траура были зафиксированы также в «Местных законах Бессарабии». Обязательное соблюдение сроков траура для женщины (минимум – 1 год) объясняется тем, что в течение данного периода мог появиться на свет ребенок, который приобретал все права на свою долю в наследстве отца.

Положение вдовы в доме родителей мужа во многом определялось существованием  совместно нажитых детей. Она получала законное право жить в доме мужа столько, сколько захочет или до повторного выхода замуж. Интересны сведения, приведенные С.Курогло и М.Филимоновой, в которых отмечается, что «Вдову вторично выдавали замуж родители мужа». (8) Вероятно, это было связано с желанием родителей мужа уберечь землю от дробления и передать наследство в руки собственных сына или дочери.

Однако наличие совместно нажитых детей еще не гарантировало стабильность положения женщины в доме мужа как матери наследников. Родители мужа могли настоять на уходе невестки вместе с детьми из их дома. Критичность данной ситуации заключается в том, что дочь с детьми не могла вернуться в дом своего отца, так как она не имела доли в отцовском наследстве. Единственным наследником являлся ее младший брат. Решение вопроса о совместном проживании зависело от отношения свекра и свекрови к невестке. Но в большей степени решение изгнать невестку с детьми из дома являлось результатом вопроса о наследстве – способом сохранения дома за своими детьми, а не за внуками. При этом наследницей отцовского дома, по желанию самих родителей, могла стать даже дочь.

Информатор с. Бешалма Коврик Е.А. так рассказывала о событиях, произошедших с нею в 50-е годы ХХ века. Ее муж, находясь длительное время в отходничестве, создал с другой женщиной семью. Родители мужа выгнали невестку из дома, несмотря на то, что у нее с мужем было двое совместно нажитых детей. Они вынесли ее приданое (одеяла, подушки) во двор. Сочувствуя сестре, каждый из братьев взяли временно к себе на жительство ее детей. Она же вынуждена была спать прямо под открытым небом во дворе дома родителей мужа. В результате, не имея никаких средств для ведения судебного дела, она лишилась какой бы то ни было доли на дом. (9)    

Случаи грубого обращения свекрови с невесткой, в том числе нанесение ей побоев, имели место в гагаузских селах и в 50-е годы ХХ в. Особенно женщина становилась уязвимой при вынужденном временном отсутствии мужа в доме (служба в армии и т.д.). Все права над невесткой до возвращения сына получала свекровь. По сведению информатора с. Бешалма М.П.Ингелис, свекровь издевалась над невесткой, выгоняла ее спать в собачью конуру, била при людях, не отпускала от себя ни на шаг, не разрешала общаться ей с другими невестками во время сельскохозяйственных работ и т.д. Таким образом, невестка была полностью бесправна в доме мужа в его отсутствие. Интересно отметить, что, согласно неписаному правилу, родители мужа обращались к жене своего сына с помощью термина gelin (невестка), в то время как зятя в глаза называли только по имени, а в его отсутствие güvä (жених).

Статус  женщины в семье зависел от того, являлась ли она коренным членом семьи или пришлым. Кроме того, ее статус напрямую зависел как от фактического (возрастного) старшинства, так и от  позиционного старшинства, в основу которого ставилось родство по отношению к хозяину дома. Старшинство женщин устанавливалось по мужчине. Жена младшего брата подчинялась жене старшего брата, даже если последняя была старше ее. В случаях, когда свойство входило в противоречие с возрастом, то во главу угла ставили отношения свойства.

В общественной жизни статус женщины также определялся по возрасту ее мужа или по времени изменения мужем социального статуса (венчания). Например, если первая женщина была старше другой женщины, но при этом муж второй женщины был старше мужа первой женщины или он большее количество лет состоял в браке, чем муж первой женщины, то первая женщина называла вторую bulü (тётя), несмотря на то, что она сама была старше ее по возрасту.        

В соответствии с фактическим старшинством и позиционным родством оказывались знаки уважения и внимания. Основная часть жителей села в той или иной степени была связана родственными узами. Поэтому при взаимном общении исходили из существования отдаленных родственных связей. Форма обращения к женщине варьировалась в зависимости от ее социального положения: к замужней женщине употребляли термин «булю» (тетя – жена брата) «Зина-булю», а к незамужней девушке (в том числе к старой деве) – «како» (сестра) «Тудорка-како». Тот же принцип (учет возраста и социального положения) соблюдался и при обращении к мужчинам.

Положение женщина в обществе зависело также от ее возраста, социального положения и отношений свойства. Согласно этикету, при угощении вином, например, старший сын вначале наливал родному и крестному отцу, а затем родной и крестной матери, затем мужчинам старшего возраста и далее женщинам старшего возраста и лишь после этого молодым мужчинам, и в конце молодым женщинам. Придя в гости, младший брат целовал руку не только старшему брату, но и его жене. (10) Таким образом, принцип главенства мужчины сохранялся, но роль и значение женщины не игнорировалось.  

Следуя нормам этикета, мужчина никогда не позволял себе свободных высказываний или ненормативных выражений в присутствии женщин или детей, что являлось знаком уважения к ним. Нравственность среди гагаузов, особенно среди женщин, была высокой: соблюдение целомудрия и супружеской верности.

В основе прав и обязанностей женщины лежали мировоззренческие установки традиционного общества. Женщине запрещалось проливать чью-либо кровь  (резать домашнюю птицу или животных), так как задачей женщины было продолжение жизни. В настоящее время данный запрет не соблюдается строго.

Интересны сведения, приведенные В. Мошковым, о том, что езда верхом считается для девушек неприличной. В народе этот запрет объяснялся тем, что «… у той девушки, которая ездила верхом, хлебы будут выходить всегда кислыми». (11) На первый взгляд, указанный запрет кажется несколько странным, так как у гагаузов нет никаких упоминаний о существовании в прошлом традиции женской верховой езды, в отличие от многих тюркских народов. Вероятно, этот запрет представляет собой реликт из области обычного права, появление которого связано с периодом окончательного перехода предками гагаузов к новой форме хозяйственной деятельности: от скотоводства к земледелию.

Важное место в семейно-брачных отношениях занимал обычай «избегания», который включал в себя запрет на всякие встречи между женихом и невестой, а также ее родными в течение всей предсвадебной недели вплоть до дня венчания. (12) В течение 40 дней после свадьбы невестка должна была мыть голову в доме своих родителей, а также ей запрещалось ходить без передника или босиком. Следует отметить, что строго соблюдался запрет на обнаженные женские волосы. Женщина не только всю жизнь должна была ходить с покрытой головой, но даже ночью она спала в косынке. Считалось большим грехом, если кто-то увидит женщину без платка, в том числе муж. Вероятно, это связано с воззрениями о крайней опасности открытых женских волос или рассматривалось как женская нагота.

Роль и статус в семье мужчины и женщины в первой половине XIX в. четко отражаются в их месте в пространстве. В пространстве мужчина должен был располагаться выше женщины или находиться впереди нее. Женщина должна была уступать мужчине дорогу, идти на несколько шагов позади него. В архиве библиотеки гагаузского села Кичево (Болгария), сохранились фотографии, на которых запечатлены мужчины, сидящие на невысоких скамейках вокруг стола, возле которых прямо на полу сидели  женщины.  Это свидетельствует о том, что место расположение мужчины и женщины в пространстве напрямую связывалось с их социальным статусом.

Несмотря на довольно тяжелое положение женщины в семье, разводы были исключительно редким явлением. Систематическое избиение мужем жены, неспособность мужа иметь детей (считалось, что в отсутствие детей виновата женщина) и даже половое бессилие обычно не являлись причинами для разводов. Половое бессилие мужа, которое иногда обнаруживалось сразу же после свадьбы, женщина обычно скрывала и оставалась с ним в браке до конца жизни.

Отмечая подчиненное и приниженное положение гагаузской женщины в семье, необходимо отметить и права, которыми она обладала. Женщина являлась хозяйкой дома, руководила женской половиной дома. В принятии важных решений учитывалось в определенной степени и ее мнение (например, в вопросах выбора брачного партнера, купли-продажи семейной собственности), она являлась хранительницей денег в доме, хотя распоряжаться ими самостоятельно не могла.

Наряду с уличными прозвищами, указывающими на родство по мужской линии, в некоторых селах редко, но все же встречаются уличные прозвища по женской линии (например, Petran Kole). Подобные факты свидетельствуют о том, что ведущую роль в семье занимала женщина по причине «мягкотелости» мужчины (moloşak), либо женщина была вдовой и воспитывала детей одна. Уличное прозвище также могло устанавливаться по женской линии, если после свадьбы молодые жили у невесты дома, т.е. муж поселялся в доме у жены (içgüveyli), например: Marinka Peti.

Считалось, что на установление отношений главенства в семье мужа или жены можно было повлиять. Для этого надо было невесте наступить жениху первой на ногу, когда они переступали порог церкви.

Архивные данные свидетельствуют о том, что имели место случаи, когда в сложной ситуации оказывалась не жена, а муж. Как видно из дела за 1818 г., к церковному начальству обратилась жительница с. Вулканешты (в девичестве Чорбаджия) с жалобой на своего мужа Христо Болгара за то, что он прогоняет ее из дому вместе с малолетними детьми. Она просила церковные власти, чтобы они содействовали ее примирению с мужем с помощью воздействия на него. В объяснительной муж указал причины своего жесткого обращения с женой: она воровала из дома, развратничала, пьнствовала (в течении 8 лет). Как видно из рапорта Измаильского протоиерея Глизяна, который проводил доследование по данному факту, оказалось, что "… Василиса действительно развратного поведения”. Тем не менее, несмотря на столь щепетильную ситуацию, епархиальное начальство посоветовало мужу "… принять жену и жить с ней мирно …”, на что он ни под каким видом не соглашался. (13)

При оценке положения гагаузской женщины в семье, необходимо отметить, что оно в немалой степени зависело от того, в каком по счету браке она находилась. Бесправное положение женщины характерно в большей степени для первого брака. По сведениям В.Мошкова, «… первая жена никуда не может уйти от мужа, как бы он ее не бил и не тиранил, но вторая и третья жены могут уйти от мужа, куда только пожелают, и общественное мнение в таком случае вовсе их не осуждает. Оставленный муж, у которого жена ушла к другому, даже и не пытается водворить ее к себе, потому что общественное мнение всегда становится на сторону жены». (14)

Факт значительного ограничения мужа в правах, находящегося во втором, третьем браке, подтверждается сведениями, содержащимися в фольклоре. (15) Для "воспитания” своей жены муж, как правило, уже не использовал меры физического воздействия, опасаясь того, что жена уйдет от него. Чем же объясняется эта разница в положении женщины? Вероятно тем, что вдова, выходя второй раз замуж, уже была материально обеспечена благодаря своей доле в наледстве, доставшемся ей от первого мужа. Во-вторых, нередко вторые и третьи браки официально не регистрировались (супруги жили невенчанными – ţiitor), т.е. женщина после смерти второго мужа не наследовала ему и не была связана с ним какими-то юридическими обязательствами.

Подводя некоторые итоги из всего вышесказанного, отметим, что соблюдение в семейных отношениях и в общественной жизни принципа главенства мужа и приниженного положения жены традиционно сохранялось благодаря силе обычного права. Но в то же время этот принцип был официально закреплен в официальном своде законов «Местные законы Бессарабии». Как и другие местные законы, они были рецепциированы из византийского права, адаптированы к местным условиям и действовали в Молдове до начала ХХ века. По этим законам женщина не допускалась к гражданской или общественной должности, не могла никого обвинять в преступлении, если оно не касалось ее самой, не могла усыновлять, не могла при жизни мужа управлять даже своим имуществом и т.д. В законе также оговаривалось, что если муж высечет или побьет свою жену без всякой из причин … то не дозволяется по сему поводу развода». (16) Таким образом, приниженное положение женщины не характерно только для гагаузских сел, а являлось частью общей картины статуса женщин Бессарабии.

С середины ХХ века, с приходом советской власти в Бессарабию, женщина формально была уравнена в правах с мужчинами. Значительно изменился общественный статус гагаузской женщины в связи с включением ее в общественную трудовую деятельность. Но до настоящего времени в быту гагаузов сохраняются в несколько измененной форме некоторые элементы патриархальности: все необходимые хозяйственные отношения и договоры ведутся только мужчинами (договор о найме пастуха, об условиях и времени дойки овец, о помоле муки и т.д.). При наличии мужа женщина не может вмешиваться в эту область, которая считается прерогативой мужа. В целом сохраняется консервативность и во внешней форме женской одежды: соблюдается запрет на ношение брюк; обязательным является ношение головного убора для женщин старше 40 лет, а длинные волосы должны быть собранны в пучок (кок); в качестве повседневной и праздничной одежды используется платье определенного фасона и передник (для пожилых женщин). Однако процессы эмансипации также не прошли стороной. В настоящее время на плечи гагаузских женщин тяжелым грузом легла обязанность выполнять функцию кормильца семьи, для реализации которой они уезжают на заработки за границу (как правило, в Турцию). 

Библиография:

1. Полевые материалы автора за 2002 г. с. Джолтай. Стамова Е.

2. Полевые материалы автора за 2003 г. Томова Стоянка Кирова, с. Българево (Болгария)

3. Moldova gagauzların halk türküleri /  toplayan hem hazırlayan E. Kvilinkova. С. 98.

4. Там же, с. 112.

5. Мошков В. Гагаузы Бендерского уезда // Этнографическое Обозрение (ЭО) 1901. № 1. С.129.

6. Национальный архив Молдовы (НА М), ф. 44. оп. 5. ед.хр. 405.

7. Полевые материалы автора за 2002 г. (Молдова).

8. Курогло С., Филимонова М. Прошлое и настоящее гагаузской женщины. Кишинев, 1976. С.18.

9. Полевые материалы автора за 2002 г. с. Бешалма. Коврик Е.

10. Полевые материалы автора за 2002 г., г. Чадыр-Лунга.

11. Мошков В. Гагаузы Бендерского уезда // ЭО. 1901. № 1. С. 127-128.

12. Там же.,  С. 109.

13. НА М, ф. 205. оп.1. ед.хр. 2391. л.16.

14. Мошков В. Гагаузы Бендерского уезда // ЭО. 1901. № 1. С. 126.

15. Moldova gagauzların halk türküleri /  toplayan hem hazırlayan E. Kvilinkova. S. 104

16. Местные законы Бессарабии. Перевод Ручной книги законов или так называемого Шестикнижья … Краткое собрание законов, извлеченных из Царских книг трудами и усердием боярина А. Донича. Одесса, 1908. С. 88.
Категория: Научные статьи об истории и культуре гагаузов | Добавил: lord (21.04.2010)
Просмотров: 1449 | Комментарии: 1 | Теги: гагаузы, обычаи, история, положение женщины, традиции, культура | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск с Totul
Выбор языка
Поиск по сайту


Serin Su video
Новости Гагаузии
Научные публикации
Реклама
Освой Интернет
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный конструктор сайтов - uCoz