Serin Su. Информационно - аналитический вестник.

Главная | Мой профиль | Выход   Добро пожаловать Гость
Сайт о сайтах
Форма входа
Меню сайта
Рекламный блок
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Гагаузоведение
Федор Ангели. Гагаузская автономия. Люди и факты (1989-2005 гг.) Часть III
М.В. Маруневич. История гагаузского народа. Курс лекций. История предков гагаузов и других тюркских народов
М.В. Маруневич. История гагаузского народа. Курс лекций. Введение
Федор Ангели. Гагаузская автономия. Люди и факты (1989-2005 гг.) Часть II
Федор Ангели. Гагаузская автономия. Люди и факты (1989-2005 гг.) Часть I.
Новаков С.З. К истории развития шелководства в селениях болгар и гагаузов в южной бессарабии в конце IXI – начале XX в.
Банкова Е.С. Общее и особенное в детской одежде болгар и гагаузов Молдовы
Банкова Е. Погребальные обычаи у болгар и гагаузов Молдовы: общее и особенное
Булгар С. Гагаузские просветители, писатели, ученые XIX - начала XX века и роль русского языка в духовном развитии гагаузов
Л. Чимпоеш. Гагаузский язык – исторические и современные аспекты развития
Market
Папцова А.К. К вопросу о православно-языческом синкретизме у гагаузов. Продолжение

Разрушение упорядоченности проявляется и в размещении икон - если раньше место иконы было строго определено,  то теперь они размещаются повсеместно, а чаще всего их носят с собой. В этом проявляется и индивидуализация в использовании икон – они часто не семейные, а личные и часто – с изображением святого-покровителя. Есть и еще одна современная особенность – иконы могут использоваться «функционально»  - приобретаются  специальные маленькие иконки с молитвами об исцелении. Если в «потере» иконой места расположения – своего рода «красного уголка» - можно видеть своеобразное «снижение уровня сакральности» ( что, в принципе, абсурдно для резкого противопоставления священного и мирского), то одновременно с этим можно наблюдать «повышение уровня сакральности» у ряда бытовых вещей – календарей, которые могут быть украшены изображениями, воспринимаемыми как подобные иконам, ковриков с изображением Святого семейства.
Интересно, что по окончании Научно-практической конференции, посвященной 100-летию издания первой книги на гагаузском языке М.Чакиром и проводившейся в день его рождения был отслужен молебен перед портретом М.Чакира на календаре, посвященном III Чакировским чтениям. Портрет этот, обрамленный текстами молитвы «Отче наш» на различных языках (включая гагаузский, молдавский, русский, греческий и т.д.) был помещен под стекло и украшен так, как могла быть украшена икона. Стоит отметить, что М.Чакир не канонизирован. Но роль и значение его деятельности уже было оценено по достоинству – в Чадыр-Лунге ему поставлен памятник.

Принадлежность к этому или иному миру закреплялась ритуалами перехода, к которым относились прежде всего обряды, связанные с рождением ребенка и похоронные обряды. Поэтому, например, если ребенок был слаб, то его крестили в день его рождения,  быстро  закрепляя его существование в этом мире.  Если не совершались должным образом похоронные обряды, то не переходил в тот мир покойник. В этом мире он превращался в «хобура» (упыря, вампира). В настоящее время большее значение имеет соблюдение традиций в условиях, когда это ценится обществом, а не опасение по поводу возможных последствий их несоблюдение.
 
В пространственном отношении этот мир соотносился с домом, двором, территорией села – т.е располагался внутри ограды. Самым первым рубежом этого мира мог считаться перекресток дорог, до которого добежали и тем спаслись герои одной из историй о встрече с мифическими персонажами русалями .  Именно поэтому рядом с некоторыми перекрестками устанавливали и устанавливают в настоящее время сакральные символы (чаще распятие).

Представления о противоположности этого и того миров не исключали представлений гагаузов о трехчленной вертикальной и четырехчленной горизонтальной структурах мира.  В настоящее время уже не распространены сохранявшиеся в начале ХХ века представления о четырехчленной горизонтальной структуре мира, которые  дошли в христианской трактовке, согласно которой, создав землю, Бог поставил на четырех углах ее по ангелу, неусыпно охраняющему мир .  Не распространены также и  представления о том, что небесный  земной и подземный миры подобны – в частности, на небе столько же звезд, сколько людей, причем каждый человек имеет свою звезду, величина которой соответствует высоте его  общественного положения . Но сохранились представления о посмертном воздаянии и о том, что миры не изолированы друг от друга. Предполагалось, например, что небо открывается на Пасху . Во время Маленькой Пасхи «открывался» подземный мир. Пространство в мифологической картине мира гагаузов начала ХХ  века оживотворено, одухотворено и строго упорядоченно. Нарушение этого порядка опасно – согласно одной из примет нельзя краюшку хлеба класть нижней коркой  к верху . 

Упорядочение мирового пространства предполагало борьбу с хаосом, ярким проявлением которой являлось сооружение  жилища. В.А. Мошков указывал, на широкое распространение представления о необходимости человеческой жертвы у гагаузов. Вместо ритуального убийства, при этом у человека похищался его «талысым».  Представления о талысыме включали представление о нем, как о жизненной силе, похищение которой различными способами (в частности, путем измерения человека  или уничтожение воплощающего эту силу предмета   влечет за собой смерть. Но после смерти человека, талысым продолжал свое существование как дух умершего, охраняя постройку   и иногда являлся людям  . В настоящее время  в обрядности, связанной с постройкой дома, преобладает тенденция их освятить, т.е. чисто языческий элемент постепенно исчез. В дома возвращаются иконы, чаще небольшие иконы с изображением святых - покровителей хозяев дома.  Освящение дома может сопровождаться изучением рекомендаций «Фэнь Шуй», развешиванием привезенных из Турции талисманов. Но ничего кроме новых проявлений стремления сакрально отметить границы этого мира в этом усмотреть нельзя. 

Элементом системы регулирующей отношения двух миров  - этого   и того является различение профанного и сакрального  времени Сакральное  время – время, связанное с каким-нибудь чрезвычайным событием (или его воспроизведением в ритуале),  и выделенное из временного потока повседневности . Оно не принадлежит человеку, и человек не может использовать его в своих целях. Именно поэтому в праздники  запрещается работать. Запрет на работу в праздники не менее значимый элемент празднества, чем «позитивные предписания» – ритуалы. В начале ХХ века местные власти Бессарабии возмущались тем, что «эти праздники отнимают у поселян много рабочего времени в особенности в страдную пору полевых работ» . В конце ХХ века именно этот элемент оказался особенно устойчивым к влияниям атеистической пропаганды, но проявлялся не в публичной сфере а в частной – не выполнялась домашняя работа (например, стирка). Важным моментом является то, что запрет на работу касался не только  христианских праздников. Нельзя было работать во время Волчьих праздников . В начале ХХ века считалось грехом есть во время дождя, так как в это время «Бог работает» . В настоящее время  можно отметить достаточно интересную эволюцию этой тенденции – в регионе принято достаточно основательно отмечать все праздники – от религиозных (Пасхи, Рождества и т.д.) до советских и современных молдавских (про  .  Статус праздника таков, что не имеет значение его происхождение.  Выходные дни Легко получил статус традиционного День святого Валентина, но он приобрел более универсальное значение.
Исследователь календарной обрядности гагаузов Е.Н. Квилинкова указывает на то, что народный календарь гагаузов, как и народные календари  других христианских народов является результатом синкретизма, называемого ею языческо-православным .

Такой акцент на языческом начале вполне объясним: реконструкция всех элементов праздников открывала широкий спектр реликтов ранних форм религии – фетишизма,  анимизма, тотемизма, пережитка культа предков,  почитание умирающей и воскресающей природы. Следствием синкретизма использование двойных названий для  обозначения многих праздников (Хедерлез- день Св.Георгия, день хромого волка- праздник Введение в храм Богородицы). Вместе с тем, уже к концу XIX – началу ХХ века священники, описывающие  свои приходы в Кишиневских епархиальных ведомостях, отмечают то, что они считают изживанием суеверий, т.е.  исчезновение некоторых из языческих элементов. Более того, переплетение языческих и православных элементов было очень тесным и языческие элементы сепаратно не воспринимались, так что возможно, точнее было бы говорить не столько о  включении элементов христианской обрядности в народные обряды ,  сколько о  христианской интерпретации языческих обрядов.  В мифологических воззрениях гагаузов не сохранилось верхних пластов мифологической системы, архаические  сюжеты даны в православной транскрипции, принадлежность к православному миру осознавалась и декларировалась. Все это позволяет говорить скорее о православно-языческом, а не о языческо-православном синкретизме.  Это ярко показали события конца ХХ века, когда повсеместно стал наблюдаться рост интереса к язычеству.

Всплеск интереса к язычеству характерен для многих областей постсоветского пространства – от России до Латвии. Еще в 70-е годы прошлого столетия в России начали возникать группы и кружки, пытавшиеся реконструировать славянское язычество . В тюркоязычных регионах Российской Федерации появились представители интеллигенции, считающие, что причиной краха тюркских империй была замена национальной религии на религию других народов . Такой национальной религией, по их мнению, было тэнгрианство . Сама по себе "ностальгия по язычеству” - явление не новое и не единичное. Новые правые во Франции (а среди них, например, Морис Дрюон) считают, например, что Европа вступила на "неправильный путь развития”, когда приняла христианство. Все лучшее, что было достигнуто европейской культурой на протяжении ее христианской истории, обусловлено действием языческих элементов, которые, вопреки эгалитаристской христианской традиции, вносили активное субстанциальное начало в европейскую цивилизацию  .
Нигде, ни на постсоветском пространстве, ни в странах Запада, ностальгия по язычеству не выходит за пределы узких кружков любителей старины.

В Гагаузии распространяются книги о тэнгрианстве, но интерес к ним невысок, а последователей тэнгрианства крайне мало. Вместе с тем, обычаи, обряды и ритуалы, которые хотя и имеют языческое происхождение, но "освящены” христианской традицией, вызывают интерес. Бабка–знахарка, очищая "от порчи и от сглаза” обязательно читает молитву. Таким образом, если древние тюркские верования включены в христианскую традицию, они вызывают интерес; презентация же их как языческих этот интерес неуклонно снижает. Интерес вызывает не столько соотнесенность с христианской традицией, сколько с традицией вообще. И то, что эта традиция христианская, в большинстве случаев вторично

То, что в Гагаузии не возникло интереса к тэнгрианству не исключает сохранения в их религиозно-мифологической картине мира пластов, относящиеся к древнетюркской мифологии, хотя и данных в «православной транскрипции». Ярким примером  является версия о происхождении земли, записанная В.А.Мошковым в конце XIX – начале ХХ в. Эта версия совпадает  в некоторых чертах с одним из вариантов (шаманским) космогонического мифа тюрков, сохранившемся во многих тюркских мифологических системах, в частности в татарской .
 
Все вышеназванное не исключает того, что уже в XIX веке религиозная система гагаузов  функционирует на двух уровнях: на догматическо-каноническом (представленном официальной церковью и клиром) и уровне обыденной религиозности (представленном мирянами).  И хотя в XIX веке степень просвещенности клира не слишком отличается от мирян, постепенно в православно-языческом синкретизме проявляется возрастание значения православной традиции. Постепенно утверждается традиция регулярного посещения церкви, совершения паломничеств. Священники, сыгравшие в этом немалую роль, склонны были многие архаические черты традиционной религиозности рассматривать как предрассудки и суеверия . Эти суеверия они достаточно часто критиковали на страницах «Кишиневских епархиальных ведомостей».  Анализ изменений за последнюю треть  XIX – начало ХХ века произведен в статье Н.Стойкова, который констатирует некоторое их уменьшение. . Интересно, что автор описания прихода с.Дезгинжа, составленного в 1778 г. почти о них не говорит, а напротив, отмечает «усердие и охоту» в посещении храма.  Зато автор очерка «Религиозно-нравственное состояние болгарских колоний в Бессарабии со времени их основания до настоящего времени» говорит о  недостаточности прогресса в данной сфере, за исключением «уменьшения суеверий». Это противоречие может быть объяснено тем, что уровень подготовленности священников существенно возрос, влияние догматико-канонического уровня тоже увеличилось и это не могло не «повысить требования» к качеству изживания языческих элементов. Впрочем оценка, данная посещаемости прихожан священником с.Дезгинжи, отличается от оценки, данной примерно в это же время священником  с. Чок-Майдан, отмечавшем невысокую ее степень  Прогрессу в некотором изживании языческого элемента способствовала  нормализация религиозной практики православных в условиях жизни в православном государстве, отличавшаяся, отличавшаяся от религиозной практики христианской общины (Рум миллети) на Балканском полуострове во времена господства Османской империи.

Можно выявить основную тенденцию  трансформаций  эволюции православно-языческого синкретизма -– упрощение обрядности и отдельных ее элементов  и вместе с тем некоторое изменение соотношения  вера-отношение-действие.  Обряд совершается при  частичной утрате знания смысла действия, его места в картине мира,  при изменении отношения к нему. В ХХ веке эти процессы усилятся. Но это не приведет к угасанию религиозной традиции и она обретет новую  жизнь в условиях роста религиозности. К этому времени относится относительная конфессиональная однородность гагаузов –  православных.

В  ХХ веке, и особенно в конце его можно наблюдать рост религиозного плюрализма, положившего конец монолитности религиозной традиции гагаузов. Тем не менее, перепись населения подтвердила преобладание православия. Восстанавливается православная инфраструктура - в советское время в регионе действовали только 2 прихода – в Чок-Майдане и в Конгазе (а также в Твардице, находившейся в Чадыр-Лунгском районе, но не вошедшей в АТО), то теперь православные приходы открыты в каждом населенном пункте региона. Реконструируются старые церковные здания, закрытые до начала 90-х, развернулось строительство новых.  Хотя для православной церкви не характерна миссионерская деятельность, количество ее прихожан растет. В этом прежде всего проявляется восстановления традиции, прерванной сравнительно недавно (практически после Второй мировой войны).  Телевидение и средства массовой информации закрепляют представление о том, каким должно быть поведение православного человека. Спутниковое телевидение предоставляет возможность смотреть православные каналы (например, «Благовест»), в Интернете есть православные сайты, в том числе сайт Православной церкви Молдовы( в том числе и на русском языке). Помимо этих факторов, начинает воздействовать благожелательная оценка посещения церкви общественным мнением. Подобные посещения подкрепляют осознание принадлежности индивида как «своего» в данной группе, увеличивают его социальный капитал. Совершенствование системы образования изменили отношение к когнитивному аспекту религиозности, повысили интерес к чтению религиозной литературы.  Но все же большинство прихожан довольствуются приобретением «необходимого минимума» – молитвослова, церковного календаря. Растет разнообразие товаров с религиозной символикой (коврики, плакаты) и товаров имеющих культовое назначение (куличей на Пасху, пасхальных яиц, различных видов пищевых продуктов для постящихся),

"Христианская легитимация” является обязательной и для тех магических ритуалов,  которые и в настоящее время достаточно распространены в Гагаузии. Анализ заклинаний и народных молитв используемых в лечебной магии, исследованных  Д.А.Каполо,  выявил параллели с аналогичными молитвами у других народов центральной и Восточной Европы .
Для тех людей, которые в конце ХХ веке обратились к православию в результате религиозного поиска характерно совпадение когнитивных, аттитьюдных и иных параметров религиозности – они не только относят себя к православным, но и читают православную литературу, более регулярно посещают церковь.  Религия для них лично значима, религиозные ценности влияют на систему ценностей, предопределяют стиль поведения и образ жизни. Но  не стоит игнорировать то обстоятельство, что и для них обращение к православию было отчасти восстановлением традиции, прерванной совсем недавно. Многие из этой категории верующих в детстве посещали церковь с бабушками, иногда с родителями. Хотя  характерная для них система отношений «человек-Бог»   может быть названа уже не магической, а религиозной, предполагающей безоговорочное вручение себя высшей силе, без эквивалентного обмена, тем не менее  вместе с восстановлением прерванной традиции происходило усвоение некоторых элементов православно-языческого синкретизма. Эволюция синкретизма у данной категории верующих проявилась не только в возрастании роли православной составляющей. События перестроечного времени и "религиозной всеядности” 90-х повлияли и на них, и  часть тех представителей интеллигенции Гагаузии, кто активно читает православную литературу, посещает церковь и совершает поездки в монастыри Молдовы , Украины, России читали одновременно и книги Е.Рерих, "Диагностику кармы” Лазарева и "Анастасию”В.Мегрэ, книги Э.Мулдашева, "очищают организм” по Малахову и т.д.  В этом можно увидеть отчасти проявление постмодернизма, хотя и с оговорками.  «Постмодернизм» - совокупное  обозначение наметившихся  во второй половине  ХХ века  тенденций в культурном самосознании Запада. Философский постмодернизм ориентирован на гносеологический и эпистемологический релятивизм: объективная сущность – иллюзия, истина неоднозначна, множественна, обретение знания есть бесконечный процесс пересмотра словаря. Специфика постмодернизма состоит прежде всего в признании существования событий и смыслов, принадлежащих автономной поверхности, не сводимой ни к глубинным субстанциям, ни к высоким идеям. Это, тем не менее, не означает невозможности сочетания веры в сверхъестественное и философии постмодернизма.  Богословие постмодернизма не только возможно, оно есть, и предполагается, что оно должно строиться на фундаменте человеческого опыта.         
Предполагается также, что оно более созвучно современности, так как  традиционное и «реалистическое» понимание Бога как некоей сущности, силы или незримой реальности, которая фактически существует сама по себе, в отрыве от обычных вещей, данных нам в опыте, в наши дни неприемлемо для мыслящих людей  

В силу того, что активизация культурного влияния Запада относится к концу ХХ века, и для рассматриваемой категории верующих (интеллигенции, приобщенной к православной традиции в конце ХХ века - именно их это влияние вообще коснулось)  совпала с не менее интенсивным усвоением русской культурной традиции начала ХХ века (интерес к поэзии «Серебряного века», к русской религиозной философии – часто предстающей в «адаптированном» телевидением и периодикой виде) и отчасти восточной ( опять же в адаптированном виде – через творчество Рерихов, через интерес к Агни Йоге, через интерес к гороскопам, в последнее время к «Фэнь-Шуй»), то размеры воздействия западной культурной традиции ограничены.В частности не утрачена уверенность в возможность универсального понимания Бога, в существование абсолютных истин. И тем не менее синкретическая религия интеллигенции уже не может быть однозначно названа «православно-языческим синкретизмом». Некоторые из этих синкретизированных элементов проникли и на уровень обыденной религиозности например, в первом номере газеты «Шанс» за 2005 год содержались тексты молитв ангелам знаков Зодиака.

Выше уже отмечались различия между религиозной и магической системой отношений. «Интеллектуализация» духовной жизни теоретически должна была изжить магическую систему отношений, характерную для уровня обыденной религиозности. Но  обращение к прихожанам в местной газете свидетельствует об обратном –: «Братья и сестры, позаботьтесь о себе, своих детях и внуках, родителях, которые с большим трудом поднимаются по крутой улице Чакира, чтобы дойти до Храма и помолиться. Вам должно быть известно, что пожертвованные деньги даются Богу в долг, а Бог в долгу не остается никогда». 

В целом, можно констатировать то, что православно-языческий синкретизм был и остается преобладающим типом религиозности гагаузов. Тем не менее, он эволюционирует В начале ХХ века основным направлением этой эволюции было постепенное увеличение православной составляющей синкретизма. Во второй половине ХХ века религиозная традиция едва не была прервана и наиболее живучими в условиях атеистического христианства оставались языческие элементы. При восстановлении традиции усилилось влияние православного элемента, но при включении и иных элементов, связанных с культурным влиянием Запада и Востока.

Библиография:

1.  Хён_Кёнг Чунг. «Приди, Святой дух, обнови свое творение» . // Социально-политическое измерение христианства: избранные теологические тексты ХХ века. Москва.1994.с.243
2.  Кудряшов. Г.Е. Динамика полисинкретической религиозностиюЧебоксары.1974.с.17.
3. Т.В.Цивьян. Мифологическое программирование повседневной жизни. // Этнические стереотипы поведения. Ленинград.1985.С.154.
4.  Берг  Л.С. Бессарабия. Кишинев.1993с.126.
5.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004с.221.
6.  Мошков В.А.Наречия бессарабских гагаузов//Образцы народной литературы тюркских племен.т.10. СПб.1904с.3
7.  Лотман Ю.М.О роли типологических символов в истории культуры// Семиосфера. Санкт-Петербург.2000.с.371.
8.  Цивьян Т.В.Мифологическое програмирование повседневной жизни.//Этнические стереотипы поведения.Ленинград.1985.С.155.
9.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004с.192
10.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004с.218.
11.  Цивьян Т.В.Мифологическое програмирование повседневной жизни.//Этнические стереотипы поведения.Ленинград.1985.С.174.
12.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004с.31
13.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004с.288
14.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004с.259
15.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004с.26
16.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004 с.210
17.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004с 260
18.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004с.257
19.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004с.254
20.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004с.220
21.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004с.314
22.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004с.316
23.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004с.314
24.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004с.315
25.  Элиаде М.Трактат по истории религий.Т.2.Санкт-Петербург.1999.с.285
26.  С.И.Самыгин, В.И.Нечипуренко, И.Н.Полонская. Религиоведение: социология и психология религии.Ростов-на-Дону.1996. с.441.
27.  НА Ф65.оп1 №1268 Фонд Бессарабской губернской управы. С.2
28.  Квилинкова Е.Н. Гагаузский народный календарь. Кишинев.2002. с.17
29.  Мошков В.А.Гагаузы Бендерского уезда. Кишинев.2004с.258
30.   Квилинкова Е.Н. Гагаузский народный календарь. Кишинев.2002. с.13.
21.  Квилинкова Е.Н. Гагаузский народный календарь. Кишинев.2002. с.13.
32.  Квилинкова Е.Н. Гагаузский народный календарь. Кишинев.2002. с.13.
33.  ФилатовС., 2002. Языческое возрождение – поволжская религиозная альтернатива. В сб.: Религия и общество.  Очерки религиозной жизни современной России. Москва – Санкт-Петербург., Летний сад,  с.135  
34.  Безертинов Р.Н.,2001: Татары, тюрки – потрясатели вселенной.Новосибирск.,ЦЭРИС, с.3  
35.  Безертинов  Р.Н.,2000: Тэнгрианство – религия тюрков и монголов.Набережные Челны., «Аяз», с.6  
36.  Философия истории.Под ред. А.С.Панарина.1999.М, с.248  
37.  Этнография татарского народа.Казань. Изд-во «Магариф».2004. с.210
38.  Борьба приходскаго священника с предразсудками и суевериями прихожанъ-болгар.КЕВ, 1875.№21. с.770-788.
39.  Cтойков Н.Религиозно-нравственное состояние болгарских  колоний в Бессарабии со времен их основания до настоящего времени.  КЕВ.1911. №1-2. с.8
40. Козак И. С.Дезгинжа, болгарский приход Бендерского уезда. КЕВ.1878.№6.с.245.
41.  Cтойков Н.Религиозно-нравственное состояние болгарских  колоний в Бессарабии со времен их основания до настоящего времени.  КЕВ.1911. №1-2. с.8
42.  Малай К..Приход Чок-Мейдан Бендерского уезда. КЕВ.1875.№24..с.918.
43.  Каполо Д.А. Молитва и заклинания в религиозном фольклоре гагаузов.//История и культура гагаузов. Комрат-Кишинэу.2006. с.485
44.  Ю.М.Лотман.О роли типологических символов в истории культуры//Семиосфера.Санкт-Петербург.2000.С.372.
45.  История философии. Под ред. Кохановского В.П. Ростов-на-Дону.1999. с.406.
46.  Фогель В. «Что есть истина?» - ответ, которого не услышал  Пилат».// Богословский вестник. №5,2002. с.39.
47.  Томпсон М. Философия религии.Москва.2001. с.122.
48.  «Настоящее знамя». 10 июня 2005. №22(122)
Поиск с Totul
Выбор языка
Поиск по сайту


Serin Su video
Новости Гагаузии
Научные публикации
Реклама
Освой Интернет
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный конструктор сайтов - uCoz