Банкова И.Д. Гагаузский язык: этапы становления и перспективы развития

Процессы глобализации и этнического возрождения, происходящие как в современном мире, так и в молдавском обществе, вносят различные изменения в характер функционирования языков. Первое явление ведет к потере национальной самобытности, второе – к увеличению потребности в этнической самоидентификации. Поиски равновесия усиливают тягу самых разных народов к своим корням, к своему родному языку. По словам Мартина Хайдеггера, для народа родной язык – это и защита его этнического суверенитета от нивелирующего воздействия цивилизации, и духовное наследство, объединяющее поколения [1].

Современная Молдова только приступает к определению новой государственной идеологии, формирует приоритеты национальных интересов. В этих условиях проблемы функционирования языков занимают важное место в политике многонационального государства. Возрождение языка каждого этноса необходимо, прежде всего, для консолидации общества, и здесь нужна продуманная языковая политика. Под языковой политикой понимается совокупность мер, принимаемых государством для "изменения или сохранения существующего функционального распределения языков или языковых подсистем, для введения новых или сохранения употребляющихся лингвистических норм” [2, 116]. Языковая политика прежде всего имеет дело с выбором языка и форм его существования. В зависимости от характера языковых проблем, возникающих в том или ином обществе, определяются тактика и процедура их решения (составляются программы языковой политики). Языковая политика является одним из социальных факторов, оказывающих влияние на функционирование и развитие языков в государстве, ибо это теория и практика сознательного воздействия общества на ход языкового развития, т. е. целенаправленное и научно обоснованное руководство функционированием существующих языков. Такое толкование языковой политики включает понятия и языкового строительства, и языкового планирования.

Гагаузские народные сказки

Для гагаузов вопросы языкового строительства как в пределах Молдовы, так в регионе весьма актуальны. Лишь недавно получив статус официального на территории АТО Гагаузия, гагаузский язык имеет все шансы стать одним из региональных языков Восточной Европы. И в этом нам необходим будет опыт других народов по языковому строительству и планированию. С другой стороны, для движения вперед, необходимо проанализировать весь путь развития и становления гагаузского языка, начиная с введения письменности до современного его состояния и функционирования, и на основе уже достигнутого обозначить проблемы и задачи, требующие первоочередного и неотложного решения.

Историю языкового строительства гагаузов можно разделить на несколько периодов, характеризующихся деятельностью многих ученых, общественных деятелей, государственных руководителей по созданию гагаузской письменности и развитию языка гагаузов в определенном поступательном направлении. Попытаемся кратко описать эту периодизацию, выделяя основные этапы, каждый из которых обладает определенными специфическими чертами, конкретным содержанием и хронологическими рамками.

Первый этап (с 1947 по 1948 гг.) – начально-подготовительный период. Этот этап языкового планирования (языкового строительства) затрагивает деятельность советских ученых-специалистов по созданию письменности для ранее бесписьменных народов. Российский тюрколог Н. К. Дмитриев организовал при Отделе языка и литературы АН СССР и возглавил Комиссию по гагаузоведению, первоочередной задачей которой была разработка алфавита гагаузского языка. За эти два года была проведена большая организационная и просветительская работа: осуществлена теоретическая разработка этих вопросов, составлен и одобрен проект гагаузского алфавита на основе русской графики с дополнительными буквами и послан в Верховный Совет Молдавской ССР. Однако Н. К. Дмитриев так и не получил из Кишинева никакого ответа на предложение академической Комиссии по гагаузоведению о введении письменности гагаузского языка [3, 74].

Второй этап (с 1948 по 1957 гг.) – введение письменности для гагаузского языка – связан с началом научной и просветительской деятельности другого российского тюрколога Л. А. Покровской, ученицы и последовательницы Н. К. Дмитриева. Начиная с 1947 года, она ежегодно приезжала в экспедиции в Молдавию в гагаузские села и собрала богатейший фольклорный и лингвистический материал, на основе которого впоследствии создала научную грамматику гагаузского языка. К середине 50-х годов ХХ в. Л. А. Покровская имела большой опыт работы в секторе тюркских языков Института языкознания АН СССР, и проблемы письменностей родственных тюркских языков ей были близки. За 10 лет Л. А. Покровская хорошо изучила гагаузов и гагаузский язык, и она активно продолжала работу по вопросу алфавита и гагаузской письменности. Деятельность ученых была сосредоточена вокруг проблем определения опорного диалекта, установления фонологических систем письменного языка. Во многом благодаря ей письменность гагаузского языка была официально введена 30 июля 1957 года Указом Президиума Верховного Совета МССР [4]. Будучи работником Министерства народного образования, совместно с ней большую организаторскую работу для принятия письменности в те годы проводил деятель гагаузской культуры, писатель Д. Н. Танасоглу.

Третий этап (с 1958 по 1961 гг.) – период активного языкового строительства гагаузов. Это время можно считать периодом официального пользования языком в письменной и устной форме, периодом поступательного развития письменного языка. Содержание его заключается в деятельности специалистов по совершенствованию существовавшей гагаузской письменности, страдавшей определенными недостатками. Дело в том, что в качестве гагаузского был утвержден русский алфавит без дополнительных букв, отражающих специфичные для тюркских языков звуки [5, 42; 3, 75]. К тому же практика пользования устным и письменным гагаузским языком (радиопередача "Буджак далгасы” и страница-вкладыш в газете "Молдова сочиалистэ”) показала, что принятый алфавит не вполне отражает языковые реалии [5, 44]. По предложению Л. А. Покровской (в то время научного сотрудника сектора тюркских языков Института языкознания АН СССР) в алфавит гагаузского языка были включены дополнительные буквы ä, ö, ÿ [6], позднее – буква ж (взятая из молдавского алфавита) [5, 45; 3, 75]. В таком виде алфавит гагаузского языка действовал вплоть до начала 90-х годов ХХ в. [6]. В этот период на гагаузском языке создавались первые литературные произведения, издавались фольклорные сборники [7], система школьного образования с гагаузским контингентом учащихся частично была переведена на гагаузский язык обучения, разрабатывались первые школьные учебники. Это был период активного практического пользования родным языком, своего рода общественной апробацией письменности, орфографических правил гагаузского языка.

Четвертый этап (с 1962 по 1986 гг.) – период забвения. В 1961 году 3 января последовал приказ Министерства народного образования МССР "О переводе школ с учащимися-гагаузами на русский язык обучения”. В определенном смысле можно сказать, что в истории развития гагаузского языка наступил застой, длившийся четверть века (1961–1986 гг.). Гагаузский язык социально не был востребован, его не изучали в школах, на его развитие не выделялись финансы, государство полностью игнорировало существование гагаузов и гагаузский язык [8, 99–126]. К чести определенной части гагаузской интеллигенции, многие продолжали писать и печатать свои произведения [9, 10, 11], проводили научные исследования и защищали кандидатские диссертации по гагаузской тематике, в том числе и непосредственно по гагаузскому языку [12, 13, 14], писали научные статьи [15, 16]. Во многом благодаря активной позиции именно этой части интеллигенции, истинных сынов своего народа, понимавших определяющее значение родного языка в самоидентификации и самосохранении народа и начавших отчаянную борьбу за возрождение гагаузского языка и национальной культуры, в 1986 году с изменением внутренней политики Молдовы было возобновлено изучение гагаузского языка в школах. Первоначально гагаузский язык изучался факультативно, впоследствии он был включен в учебные планы общеобразовательных школ с гагаузским контингентом учащихся в качестве обязательного предмета.

Таким образом, период с 1957 по 1980 годы был основополагающим для самоидентификации и понимания значимости родного языка в жизни гагаузов. Известный российский историк-этнолог, социолог академик М. Н. Губогло в своей книге "Русский язык в этнополитической истории гагаузов” отмечает, что "…сам прорыв, связанный с обретением письменности и приданием этой акции этнокультурного значения, стал мощным психологическим катализатором этнического самосознания” гагаузов [8, 127]. Место и значение родного языка для человека давно определено опытом многих цивилизаций – это главный инструмент познания окружающего мира в начале жизни, это главный идентифицирующий признак, символ этнической принадлежности. Как сказал профессор М. Н. Губогло, родной язык – это ядро культуры. Общаясь на родном языке, человек подчеркивает значимость своей принадлежности к своему этносу, связи личности со своим родом и семьей. С принятием письменности особенно укрепилось в сознании гагаузов значение родного языка, что дало возможность общаться не только устно, но и письменно, через прессу, средства массовой информации. Письменность также дала толчок развитию гагаузской литературы, посредством которой как раз выражается специфика языка и его своеобразие.

Пятый этап (с 1986 по 1998 гг.) – период перевода письменности гагаузского языка на латинскую графику. Этот период связан с деятельностью ученых и властей по переводу графических основ гагаузской письменности на латиницу, что послужило поднятию культурного и образовательного уровня гагаузского народа и установлению многосторонних связей с тюркским миром. В 1992–1995 гг. Л. А. Покровская и Г. А. Гайдаржи разработали алфавит гагаузского языка на основе латинской графики (состоящей из 31 буквы), который был утвержден Народным собранием Гагаузской автономии и Парламентом Республики Молдова в 1996 г. [17]. Поскольку к этому времени государственным языком суверенной Молдовы стал молдавский (румынский) язык тоже на основе латиницы, появилась возможность ликвидации неграмотности народных масс, развития народного образования, подготовки национальных кадров. Стало реальным научное и культурное сотрудничество с другими тюркоязычными народами, установление связей и сближение с носителями родственных тюркских языков.

Шестой этап (с 1998 по 2007 гг.) – период официального признания гагаузского языка. С созданием автономного территориального образования Гагаузии (Гагауз Ери) и принятием Уложения Гагаузии (Гагауз Ери) гагаузский язык приобретает статус официального на территории Гагаузии [18, 67]. С признанием гагаузского языка официальным на территории АТО Гагаузия появились реальные возможности для его развития. Этот период характеризуется поиском путей дальнейшего усовершенствования Правил орфографии и пунктуации гагаузского языка, усилением работы по сохранению самобытности гагаузского языка как одного из самостоятельных тюркских языков и спасению его от ассимиляции и поглощения более развитым языком – турецким.

Внимание со стороны Совета Европы и европейских структур к языкам малочисленных народов дает нам, гагаузам, шанс и определенную гарантию поддержки и продвижения нашего родного языка. И подписание Хартии региональных языков или языков меньшинств явится значительным шагом к повышению статуса гагаузского языка: он станет языком региональным и получит право защиты как компонент культурного богатства и традиций Европы. Конечно, это налагает и на нас, носителей гагаузского языка, определенную ответственность за проводимую лингвистическую политику и на уровне государства, и на уровне автономии. Считаем, что на современном этапе новая языковая политика АТО Гагаузии должна быть направлена на расширение социально-коммуникативных функций гагаузского языка, на развитие его литературных норм, укрепление его официального статуса и т. д. Централизованная языковая политика на уровне автономии, на наш взгляд, должна представлять собой систему обязательных мероприятий, проводимых региональными государственными структурами (законы о языках, целевые программы по развитию гагаузского языка и других языков, создание лингвистических центров, организация экспедиций по изучению национальных проблем и т. д.). Конструктивной может быть только такая языковая политика, которая создает условия для развития и полноценного функционирования языка и дает возможность носителям всех языков ощутить реальные результаты, отражающие явный (заметный) прогресс в развитии языка.

С сожалением констатируем, что концепция целенаправленного, грамотного и продуманного последовательного языкового строительства в АТО Гагаузия еще не выработана, ее предстоит создавать, выверять, обсуждать и утверждать. Вообще концепция изучения языков в регионе давно обсуждается [19, 20], но местные власти АТО Гагаузия для обсуждения общественностью даже в проекте пока не предлагают концепцию. Одно бесспорно – нам следует сконцентрировать все усилия, весь научно-интеллектуальный потенциал, финансовые средства и гуманитарные ресурсы для разработки стратегии и последовательной и эффективной реализации устойчивой языковой политики в регионе. Относительно гагаузского языка – это фундаментальные исследования, прикладные разработки, словари-справочники, сборники упражнений, научно-популярная литература, разнообразные авторские радио- и телепередачи, высокоидейная и высокохудожественная литература, театральные постановки и многое другое. Предстоит огромная работа по созданию новой многоотраслевой терминологии и составлению терминологических словарей, уже сегодня актуальна и разработка вопросов культуры родного языка. В программу языкового строительства должен обязательно входить и вопрос о функционировании родного гагаузского языка в условиях билингвизма (а в последнее время все более реального многоязычия). При этом надо учесть весь комплекс вопросов – от создания инфраструктуры до социально-бытовых условий для тех, кто будет задействован или привлечен к решению насущных проблем гагаузского языка, истории и культуры. Опять остается надеяться на возрождаемый научный и учебно-методический Центр при исполкоме Гагаузии, Комратский государственный университет и Отдел гагаузоведения Института культурного наследия АНМ.

Комратский госуниверситет является на юге Молдовы, в Гагаузии, тем научно-методическим и культурным центром, в котором фактически реализуется идея развития, изучения и исследования гагаузского языка. Он изначально создавался с целью возрождения, сохранения и развития гагаузского языка и национальной культуры. И, конечно, гагаузский язык занимает важное место в деятельности вуза. Официальным языком обучения в университете является русский, но в обязательном порядке изучается молдавский язык, как государственный, и гагаузский язык как официальный язык на территории АТО Гагаузия. В университете функционирует кафедра гагаузской филологии, которая и решает задачу развития гагаузского языка и литературы в теоретическом и практически-прикладном аспектах. Кроме непосредственного изучения и преподавания гагаузского языка как дисциплины, кафедра видит свое предназначение в пропагандировании и культивировании гагаузского языка и национальной культуры. Уже два года как в учебные планы всех специальностей включена дисциплина "Язык и культура гагаузов”, целью которой является ознакомление всех студентов университета с гагаузами, их языком и литературой, национальной культурой, достопримечательностями, традициями и обычаями, государственной символикой АТО Гагаузия и т. д.

Комратский государственный университет является единственным высшим учебным заведением в Молдове, да и в мире, где так глубоко изучается гагаузский язык. Гагаузский язык в Комратском госуниверситете как один из региональных языков Европы привлекает внимание ученых-лингвистов, социологов, этнолингвистов, социолингвистов из многих стран. С некоторыми мы подписываем договор о сотрудничестве, проводим совместные конференции, обмен студентами, реализуем проекты и т. д. Такое сотрудничество способствует межкультурному обмену, продвижению культурных и научных связей, повышению качества обучения. К примеру, наш вуз установил тесные контакты с Институтом истории и антропологии Российской Академии Наук во главе с директором Центра по изучению межэтнических отношений профессором М. Н. Губогло, при непосредственном участии которого сложилась традиция ежегодного совместного проведения международного симпозиума по гагаузской тематике.

В юбилейный год гагаузской письменности можно говорить о некоторых достижениях в продвижении гагаузского языка. Главный успех в том, что кафедра гагаузской филологии, основанная профессором Л. А. Покровской и доктором филологии Г. А. Гайдаржи в 1994 г., с честью выполняет свое предназначение – проводит научные исследования по проблемам гагаузской лингвистики и готовит квалифицированных специалистов по
гагаузскому языку и литературе для работы в системе образования, в СМИ и др. После Отдела гагаузоведения Академии наук Молдовы кафедра гагаузской филологииявляется вторым центром по исследованию и практическому решению многих проблем в развитии и становлении гагаузского языка. Как достижение и рост профессионализма преподавателей можно привести факт, что 90% дисциплин учебного плана по специальности читаются на гагаузском языке. Отметим, что при недостатке научной тюркологической литературы, при отсутствии терминологии, различных справочников и т. д. чтение учебных дисциплин на гагаузском языке на вузовском уровне – это большой труд преподавательского корпуса. Проводится большая работа в плане разработки новых учебных дисциплин, обогащения содержания лекций, развития и совершенствования норм гагаузского литературного языка и его стилистики, проводятся научные исследования по языку и литературе [21, 22], разрабатываются учебно-методические пособия, дидактический материал для учителей и студентов.

Кафедра гагаузской филологии в тесном контакте работает с различными другими филологическими кафедрами: молдавской, болгарской филологий, иностранных языков. Открыты и работают прекрасные британский, немецкий, американский и греческий центры языков и культур. Эти лингвистические микроцентры обеспечивают изучение восьми языков – гагаузского, молдавского, болгарского, русского, английского, немецкого, французского, греческого, испанского, в перспективе – турецкого и азербайджанского языков. Такое многообразие языков, безусловно, является положительным фактором для поликультурного образования и формирования толерантности, для консолидации молодежи как граждан Молдовы и сограждан Европы и мира. Такой полилингвистический и поликультурный контекст региона является благодатным фоном для развития и продвижения гагаузского языка, как уникального языка национального меньшинства, регионального языка народов Восточной Европы – языка малочисленного тюркского народа.

При всех сложностях современной национально-языковой жизни, трудностях административного, финансового, организационного порядка уверены, что с подписанием Хартии региональных языков или языков меньшинств у гагаузов появятся уникальные возможности для сохранения и развития своего языка и культуры. http://13stroy.ru/blog/vidy_zaborov/2016-04-27-63

Литература:

1. Мечковская Н. Б. Социальная лингвистика. М., 2000.
2. Швейцер А. Д., Никольский Л. Б. Введение в социолингвистику. М., 1978.
3. Дмитриев Н. К. К 100-летию со дня рождения. М., 2001.
4. См. Газеты "Советская Молдавия” и "Молдова сочиалистэ” от 31 июля 1957.
5. Покровская Л. А. Современный гагаузский язык (курс лекций). Комрат, 1997.
6. См. Правила орфографии гагаузского языка. Сост. Л. А. Покровская, Д. Н. Танасоглу. Кишинев, 1958.
7. Буджактан сеслäр. Литература йазылары. Кишинёв, 1959.
8. Губогло М. Н. Русский язык в этнополитической истории гагаузов. М., 2004.
9. Танасоглу Д. Н. Чал, тÿркÿм! Стихи. Кишинев, 1966.
10.Курогло С. С. Бир кужак гÿнеш. Стихлар. Кишинев, 1969.
11.Гайдаржи Г. А. Ана тарафым. Стихи. Кишинев, 1972.
12.Тукан Б. П. Вулканештский диалект гагаузского языка. Автореферат диссертации на соискание ученой
степени кандидата филологических наук. М., 1965.
13.Танасогло Д. Н. Сложноподчиненное предложение в современном гагаузском языке. Автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. М., 1965.
14.Гайдаржи Г. А. Типы придаточных предложений в современном гагаузском языке. Автореферат диссер-
тации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. М., 1971.
15.Колца Е. К. Орфография гагаузского языка // Орфография тюркских языков. М., 1973.
16.Колца Е. К. Образование сложных слов в гагаузском языке // Исследования по лексикографии и лекси-
кологии. Кишинев, 1973.
17.Правила орфографии и пунктуации гагаузского языка. Кишинев, 1995.
18.Gagauz Yerin temel kanonu. Regulamentul Gagauz Yeri. Уложение Гагауз Ери. Комрат, 1998.
19.Банкова И. Д., Главчева А. Г. Русский язык в Гагаузии // Русский язык в тюрко-славянских этнокультурных
взаимодействиях. М., 2005. С.197–221.
20.Кочанжи А. Языковой тупик // Коммерсант Plus. № 21 от 1 июня 2007.
21.Банкова И. Д. Субстантивные определительные словосочетания в современном гагаузском языке.
Кишинев, 2004.
22.Баурчулу А. П., Баурчулу Л. К. Русско-гагаузский словарь юридических терминов. Комрат, 2000.