Гагаузские сказки » Сказки о животных

Лиса, волк и осел

Сказка про то как волк и лиса чуть не съели осла но осел перехитрил их

То ли было, то ли не было. Плыл по морю корабль. В его трюмах было много всякого груза: дрова, уголь, камень, песок.
Однажды пароход пришвартовался к далекому порту. Моряки сошли на берег и решили отдохнуть в незнакомом городе.
Гуляла по берегу лиса. Увидела она корабль и по трапу — пыт-пыт-пыт — поднялась на него в надежде чем нибудь поживиться. Обнюхала она весь корабль, но ничего съедобного не нашла и, усталая, уснула в далеком углу.
Проходил мимо волк. Увидел корабль и тоже — луп-луп-луп — поднялся на него. Туда-сюда пометался волк по кораблю. Ничего не нашел, растянулся на палубе и уснул.
Забрел на корабль осел. Трык-трык-трык — поднялся по трапу. Пошарил по всем углам, тоже ничего вкусного для себя не нашел. Уморился, закрыл глаза и прямо стоя уснул.
Вдруг поднялся сильный ветер, сорвал корабль с якоря и погнал его в открытое море. Всю ночь продолжался шторм, а утром, когда море успокоилось, собрались животные и стали обсуждать свое положение.
— Вот так покатались, — сказал осел.
— Из-за собственной глупости умрем с голоду, — фыркнула лиса. — Позор!
— Ладно, друзья, может, что-нибудь придумаем, — пробурчал волк.
Продержались они на корабле день, другой, третий. От голода совсем обессилели. Осел уже стал грызть деревянные поручни. Лиса заснула. Волк завыл.
Наконец, волк предложил:
— Друзья, мы так долго не протянем. Давайте сделаем так: исповедаемся друг другу, и у кого грехов поменьше, того простим, а у кого больше грехи, того съедим. Тогда хоть двое выживут, а иначе все  околеем.
— Делать нечего, — согласилась лиса, — придется так и сделать.
Осел сказал, что он лучше умрет, чем кого-то будет есть, но пришлось ему подчиниться воле большинства.
Нашли матросскую шинель, надели на волка, на шею ему повесили крест, и стал он похож на попа. Подозвал он к себе лису и спросил:
— Рассказывай, сестрица, какие грехи совершала в своей жизни.
— По правде говоря, есть у меня за душой небольшой грех, — начала лиса. — Однажды залезла я в курятник, передавила там всех кур, но съела только одного петуха.
— А очень ли ты была голодна?
— Очень, батюшка, очень. Ноги дрожали, как сейчас вот.
— А хозяйка не услыхала?
— Как не услыхала? Выскочила с коромыслом в руках и как ударит меня по хребту — я еле ноги унесла с петухом в зубах.
— Ну, раз ты и страху натерпелась, и коромыслом получила — такой грех можно и отпустить. Ты свободна.
Обрадовалась лиса и, по уговору, стала попом. Когда волк склонил перед ней голову, она спросила:
— А у тебя, братец, какие грехи за душой?
— По правде говоря, есть у меня тоже небольшой грех. Однажды я напал на отару овец и всем овцам перегрыз горло, но съел только одного ягненка.
— А очень ли ты был голоден?
— Я перед тем целую неделю голодал. В глазах было темно. Еще чуть-чуть — и умер бы.
— А собаки не учуяли тебя?
— Как не учуяли? Девять верст за мной гнались. С боков клочья шерсти вырывали, едва хвост не оторвали.
— Ну, если ты столько страхов натерпелся, если тебе от собак досталось — такой грех можно простить.
Обрадовался волк. Надел он снова «рясу» и подозвал на исповедь осла.
— Скажи, приятель, какие за тобой грехи водятся?
— Какие у ослов могут быть грехи? — ответил осел, опустив уши. — Всю жизнь мы ишачим: в повозки нас запрягают, палками бьют, всякие грузы на спине возить заставляют, день-деньской под палящим солнцем держат.
— Как это у тебя грехов нет? — сказал волк. — Не может такого быть, чтобы за всю жизнь ты не совершил ни одного греха.
— И-а! И-а! Вспомнил! — закричал осел. — Однажды мы, несколько ослов, тащили на базар тележки, груженные капустой. Я шел последним. Было жарко, очень хотелось есть и пить. Я не удержался и, подтянувшись к впереди идущей тележке, сорвал капустный лист и съел его.
— Кто-то видел, как ты это сделал?
— Нет, никто не заметил. И я никому не говорил.
— Да-а, ты совершил великий грех, — сказал волк. — Съел тайком капусту и, главное, не понес за это никакого наказания. А знаешь ли ты сколько труда вкладывают люди, чтобы вырастить капусту? Сначала замачивают маленькие черные семена, потом сеют их, ждут, пока взойдут. Потом пересаживают на другие грядки. Все лето поливают, пропалывают, разрыхляют землю, от птиц и зверей стерегут. И только осенью срезают, грузят на тележки и везут на базар. А ты, бессовестный, съел эту капусту. Нет, такие грехи не прощаются, придется нам с лисой съесть тебя.
— И-а! Подождите! — закричал осел. — Я же хромаю на одну ногу, как я могу в таком виде появиться на том свете перед отцом и матерью? Когда-то я жил и работал в Стамбуле. Тогда хозяин подковал меня. С тех пор прошло много времени, подковы отлетели, но в одном заднем копыте застрял гвоздь. С тех пор я хромаю. Не можете ли вы достать этот гвоздь, чтобы я предстал перед родителями в привычном виде?
— Хорошо, сейчас мы достанем твою занозу, — согласился волк и подошел к ослу
Когда волк нагнулся, чтобы разглядеть гвоздь, осел размахнулся и так лягнул волка в морду, что тот с диким воем улетел за борт и скрылся в морской пучине. Лиса перепугалась и тут же бросилась вслед за волком.
Остался бедняга осел один на корабле. Дул слабый ветерок, и к вечеру корабль сел на мель у густых камышей. Из-за камышей раздавались веселые детские голоса, и ослик понял, что берег находится совсем близко. Он бросился в воду и, продираясь сквозь камыши, выбрался на берег. Там он отряхнулся и увидел кучу ребятишек. Осел пошел в их сторону.
— Ослик! Ослик! Ослик! — радостно закричали ребята.
Оказалось, что они пасли овец. Осел остался жить у них. С тех пор ослы помогают пастухам пасти овец, а волки и лисы, увидев среди овец осла, предпочитают держаться подальше.
 

Просмотров:1986

Читайте другие гагаузские сказки

Конокрад и Святой Николай

Конокрад и Святой Николай гагаузская народная сказка

Один вор задумал украсть пару лошадей. Пошел в церковь и поставил свечку Святому Николаю, чтобы помог ему в краже.
Украл он лошадей и пустился в путь, а за ним вслед гонится Святой Николай. Вор увидел, что идет за ним какой-то человек, бросил лошадей, и пустился бежать.

Смотрит, лежит дохлая лошадь, покрытая червями, и влез в нее.
Святой Николай подошел и ждет, пока вор вылезет из трупа лошади.

Узнать, что было дальше...

Лентяй

Лентяй гагаузская народная сказка

Был один ленивый  парень, пошел  он в виноградный сад и лег под яблоней.
Бог со Святым Петром,  не знаю, куда то шли, и проходили мимо парня. Бог говорить:
- Эй ты, парень, что ты не ешь яблок?  
Парень  отвечает:
- Сорви, Боже, да положи мне  в  рот, я и съем!  
Бог сорвал яблоко и положил  ему в рот.  Святой Петр дал этому парню пощечину за его леность. Поленился  сорвать себе  яблоко и съесть, за то Святой Петр и дал ему пощечину. Бог со Святым Петром отправились дальше.

Узнать, что было дальше...

Ной

Ной гагаузская народная волшебная сказка

Ной сделал корабль из корней того дерева, которое горит как свечка. Он взял с собою по 7 пар полезных и по 7 пар вредных животных. Две птицы не захотели войти в корабль, потому что одна из них хорошо летала, другая
хорошо плавала.
Когда начался потоп, первая птица летала 11 месяцев, а потом упала и утонула, а вторая плавала 11 месяцев 12 дней и потом погибла.

Узнать, что было дальше...

Про чуму

Гагаузская народная сказка о том что перед чумой все равны

Бог и Святой Петр, проходя по земле, вышли на дорогу. Бог говорит Святому Петру:
- Петр, сойдем с дороги, потому что здесь пройдет чума!
Святой Петр спрашивает:
- Господи, ведь ты Бог, чего же тебе бояться?
Бог отвечает:
- От чумы никому уважения нет. Отрежь, - говорит, - кусок мяса от своей ляжки и положи на дорогу.

Узнать, что было дальше...

Вол и муравей

Вол и муравей гагаузская народная сказка

Встретились как-то муравей и вол.
Муравей похвастался:
- Я поднял пулю высотой с мой рост.
- Да брось ты! Куда тебе пулю поднять? — сказал вол и наступил муравью на поясницу.
Муравей разозлился, схватил топор и разрезал волу копыта.

Узнать, что было дальше...

Введите Ваш e-mail, если хотите получать новые сказки прямо на электронную почту:

Delivered by FeedBurner